О моральном облике, Марине (набережной Хургады) и чае на крыше

Хургада, набережная (Marine)Что же делала Лариса в наше отсутствие? Она появилась распираемая впечатлениями и лучащаяся, долго рассказывала, как она гуляла одна по Хургаде, и как каждый первый норовил с ней подружиться. Мы с ДенисАнатоличем только пожимали плечами — с нами, почему-то, никто подружиться не хотел. Быть может, причина того в нашем угрюмом виде или половой принадлежности? Или в том, что сегодня мы не гуляли по улицам?

Как отельные служащие спасали наш моральный облик

После ужина мы решили втроем душевно попить чаю у нас в номере. Но, как оказалось, не все так просто. Да, да! Бдительное око служащих отеля внимательно следило за нашим моральным обликом, поэтому, стоило лишь Ларисе присесть на мою кровать, как в дверь постучали.

На пороге стоял мальчик из числа соглядатаев, который на ломанном англо-русском дал нам понять, что так нельзя. Мы немного повозмущались, но конфликтовать ни у кого желания не было, поэтому Лариса пошла к себе в номер, а я пообещал ей романтический чай на крыше и назначил встречу через пять минут.

Вопрос о законности требований служащего так и остался открытым. Пожалуй, будь мы попринципиальнее, могли бы упереться и потребовать с пристрастием объяснений как минимум от директора, предъявления выписки из правил и т.д. и т.п. По крайней мере, насколько мне известно из читанных памяток, постояльцы одного отеля вправе перемещаться по нему как угодно, и никого не должно волновать, кто там с кем и в каком количестве заперся в номере — за все уплочено.

Набрав мешок еды, я отправился на рандеву. ДенисАнатолич же за это время, успел завести крайне нежные отношения со своей кроватью, прильнул всем телом к ее мягким поверхностям и сказал, что ее общество ему милее, чем наше с Ларисой, что чаю он не хочет, в связи с чем остается спать в номере.

Чай на крыше

Итак, сюрреалистичная крыша. Никого, только мы с Ларисой. Светятся лампочки, поблескивает темная вода в бассейне. Море, полная луна, яхты. За черной дырой пустыря — россыпь огней Хургады. Доносятся звуки начинающейся ночной жизни.

Хургада, отель Eiffel, крышаМы расположились за столиком возле ограждения, предварительно, конечно, избавившись от толстого слоя пыли. Словно специально для кипятильника здесь имеется розетка. И вот мы сидим и пьем горячий чай с вареньем из супермаркета и булочками с ужина. Нам есть о чем поговорить — и это прекрасно.

Однако, наша культурная программа на этом еще не закончилась. Один из новых знакомых Ларисы — суданец Малик, что промышлял массажем на отельном пляже, разумеется, пригласил нашу звезду на вечернюю прогулку. Лариса еще не совсем утратила рассудительность, и одна идти как-то побоялась. Ну, еще бы, сами представьте: ночь, луна, горячий суданский парень… В общем, мы с ДенисАнатоличем оказались очень кстати. Правда, последний так и не смог расстаться со своей полотняной любовью, так что в 9 часов вечера мы с Ларисой подошли к месту встречи вдвоем.

Марина (набережная Хургады) — романтическая прогулка

Малик сверкнул белозубой улыбкой и крепко пожал мне руку. Одет он был в кремового цвета костюм с рубашкой и ботинками — прихорошился, однако.
Мы свернули в сторону «Марины» (Marine), гламурной, вылизаной до блеска, набережной, с кучей кафешек различных ценовых категорий и национальностей. Есть одно даже для собак.

Хургада, набережная (Марина, Marine)Общаться было забавно. Малик довольно средне говорил по-английски и почти никак по-русски. Лариса же говорила по-английски чуть получше, чем Малик по-русски. Однако…

Все ведь смотрели «Особенности национальной охоты»? Если смотрели, то у Вас уже есть представление о том, как общались эти двое. Иногда, правда, разговор попадал в абсолютно безвыходное положение, наткнувшись на какое-то необъяснимое жестами базовое или специфическое понятие, и в этих случаях все-таки приходилось прибегать к моей помощи. В общем, было интересно.

Хургада, суданец Малик

Малик долго распинался про то, как ему нравится Хургада, и что он, похоже, ей тоже нравится, как он, делая массаж чувствует человека и т.п. Как и все южные граждане, ужасался тому, как это у нас может быть минус 20.

Хургада, набережнаяПрогулявшись по причалам со спящими катерами, мы присели за столик открытого кафе. Узнав, что покурить кальян здесь стоит 5-15 фунтов, т.е. от 30 рублей, я предложил предаться пороку. Для сравнения (если кто не знает), покурить кальян у нас стоит от 300 рублей и выше. Также я узнал, что кальян называется waterpipe по-английски или shisha по-местному.

Хургада, набережная (Марина, Marine), кальянТоварищи поддержали идею, и вот мы сидим, пуская дым, запиваем зеленым чаем и наслаждаемся непривычной нашему уху живой музыкой, исполняемой на инструменте, более всего подходящим под определение «гусли». Сидели мы так довольно долго, вплоть до того момента, как гусляр прекратил играть, собрал свои вещички и под апплодисменты удалился.

Малик довел нас до отеля, и мы, наконец-то, разошлись по номерам. Прошедший день оказался настолько заполнен впечатлениями, что все они не укладывались в мое представление об «одном дне». Например, завтрак и аквапарак казались уже настолько далекими событиями, что субъективно воспринимались мной как «вчера».

А ДенисАнатолич, пропустивший все интересное, все также сопел в своей постели…
Продолжение

Вам понравилась статья? Будут ещё! Подпишитесь, и они сами прилетят в Вашу почту!

Другие записи по теме:

О моральном облике, Марине (набережной Хургады) и чае на крыше: 4 комментария

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *