Часть 5: Гора Индюк

Гора Индюк в утренней дымкеРаннее сонное утро. Как раз такое, когда больше всего хочется никуда не идти. Но гора Индюк ждет нас, поэтому мы выползаем на улицу и закидываем наши спящие тела в электричку.

Едем долго. До нашей остановки — платформа 1744-й километр — километров 30, то есть, по-хорошему, ехать здесь полчаса. Но электричка плетется медленно, потом долго стоит, пропуская встречный, в итоге растягивая время нашей доставки к пункту назначения где-то до часа. Пока мы едем, окончательно светает. 

Несколько прибывших с нами человек быстро рассосались, и мы с Юлей остались вдвоем на пустой железнодорожной платформе, окруженной лесом.

Здесь я попытался найти приметы местности, из скачанного с интернета описания пути к горе Индюк, но понял, что это выше моих сил, поэтому мы свернули на первую же тропинку в нужном направлении и зашуршали по обильному ковру осенних листьев.

Гора Индюк в утренней дымке

Гора Индюк в утренней дымке (такой ее видно почти от платформы)

Первая задача — добраться от платформы 1744 километр до параллельной ветки железной дороги, что немного восточнее. По прямой там где-то полкилометра. Совсем по прямой пройти, конечно, не получается, но немного потупив и нарезав лишний километр, цели мы достигаем. Теперь несколько сотен метров в сторону Туапсе. Здесь должен быть железнодорожный мост.

Железнодорожный мост

Железнодорожный мост

Ага, вот он. Согласно инструкции, за мостом есть тропинка, начинающаяся от трансформаторной будки. И, о чудо! Она там действительно есть! И первые 50 метров той тропинки, по ощущениям, идут почти вертикально вверх. К счастью такой участок невелик, мы выбираемся на перегиб, и, переводя дыхание, озираем монументальный железнодорожный мост над автодорогой.

Железнодорожный мост, вид с тропы

Железнодорожный мост, вид с тропы

Дальше в гору поднимается живописнейшая тропа, кое-где даже с пометками. Потом она вливается в грунтовку. Идется тяжело. То ли настроение не то, то ли, все-таки, дело в непрекращающемся подъеме. Вокруг лес, и Индюка не видно, но вариантов заблудиться у нас не так уж и много.

Вид с Индюшки

Сверху эта дорога выглядела как-то так

Из леса мы выбираемся на раскатанную грунтовку, идущую более или менее параллельно железной дороге, оставшейся далеко позади. Рядом сверкают опоры ЛЭП. Но это не главное. Главное, что отсюда мы, наконец-то, узрели гору, причем не в виде туманного силуэта, как когда смотришь из проезжающего поезда, а вполне конкретно, детально. Короче, мысль о том, чтобы на нее взобраться уже не кажется абсурдной.

От ЛЭП свернули на первую же тропинку к горе и снова погрузились в шуршащий опавшей листвой осенний лес.

Миновали большую стояночную поляну неподалеку от водозабора — огороженной сеткой трубы, уходящей в гору.

Вершина Индюка (вид с Индюшки)

Вершина Индюка (вид с Индюшки)

Выше, уже почти у вершины, есть еще одна крупная стоянка со множеством кострищ и прочих следов пребывания человека (к слову, мусора достаточно мало). Видно, в сезон место весьма популярное. Отсюда начинается последний подъем, который приходилось преодолевать, цепляясь за корни и деревья.

Хребет между Индюком и Индюшкой

Хребет между Индюком и Индюшкой

Переводим дух. Мы в седловине. Направо идет подъем на саму гору Индюк, налево начинается небольшой хребет, ведущий к Индюшке.

Путь на Индюшку

Путь на Индюшку

Ну, что ж, начнем с Индюшки. Тропинка, петляющая между нагретыми солнцем камнями, была просто изумительна! В воздухе одуряюще пахло сосновой хвоей и осенними листьями.

Озираю окрестности, сидя на Индюшке

Озираю окрестности, сидя на Индюшке

И, в очередной раз нам не верилось, что на календаре ноябрь. Отсюда можно было разглядеть опоры ЛЭП, грунтовку, по которой мы шли не так давно, ветку железной дороги с беззвучно ползущим крохотным товарняком.

Вид с Индюшки

Вид с Индюшки — деталировка, видна грунтовка, по которой мы шли

Из коричневого растительного ковра то тут, то там торчали загадочных очертаний каменные глыбы и столбы, в которых при должной фантазии можно было признать самые невероятные фигуры и сцены.

Склоны Индюка

Склоны Индюка

Каменные монстры

Каменные монстры — деталировочка

Каменные монстры

Каменные монстры — деталировочка

До самой Индюшки мы не дошли, вернулись обратно в седловину и начали подъем на Индюк.

След снежного человека

В одном месте встретился окаменелый след снежного человека…

Резанула взгляд неприятная находка: разбитая вандалами в дребезги мемориальная табличка, посвященная солдатам, сражавшимся здесь во время Великой Отечественной. Да, среди туристов и альпинистов тоже есть отбросы.

Вандализм

Вандализм

Вершина горы состоит из нагромождения скальных глыб и столбов сделанных из крупноячеистого каменного сыра! Причем, это не какой-нибудь крошащийся под пальцами известняк, а очень жесткая вулканическая порода.

Деревья у подножья сырных скал

Деревья у подножья сырных скал

Отрада альпиниста

Отрада альпиниста

Сырные дырочки же, очевидно, пузыри газа в застывшей когда-то лаве. И дырочки эти представляют собой ни что иное, как естественный скалодром, они словно созданы для хватания руками. Отсюда становится понятной популярность этого места. В некоторых местах видны набитые альпинистами кольца, за которые можно зацепить веревку.

Скала

Скала

Место приводит нас в полный восторг. Мы влезаем на уступы, прыгаем по камням. Вокруг немыслимый лабиринт, многоуровневое нагромождение сырных скал и громадных монолитных камней.

Лезем вглубь нагромождения

Лезем вглубь нагромождения

Держать, наверное, бесполезно...

Держать, наверное, бесполезно…

Кажется, что конструкция ненадежна и может в любой момент поехать, но проточенные кое-где водой канавки и нанесенный чернозем говорят нам о том, что эти камни лежат здесь именно так вот уже многие десятки и сотни тысяч лет, и уж точно они не ждут именно нас, чтобы начать свое движение.

Среди камней

Среди камней

Я пытаюсь забраться по дырочкам на одну из скал, и мне это поначалу неплохо удается. Но внезапно случается прозрение: а как слезать? Ведь дорогу вверх найти гораздо проще, чем вниз, только вот пока удобные уступы сами подставляются под руки, об этой маленькой детали как-то не думается. В общем, рискованное мероприятие было пресечено своевременно, я спустился на тропу… Но как же, все-таки, хотелось еще полазить по этому сыру!

Окаменелый сыр

Окаменелый сыр

Мы некоторое время бродили вокруг вершины Индюка. Уходить не хотелось. Был соблазн исследовать гору дальше: там, за деревьями, вверх вздымались какие-то грибообразные каменные столбы. Но время поджимало, а желудок хотел еды, поэтому мы вернулись в седловину, развели огонь в старом кострище и с наслаждением почаевничали, вскипятив воду в железной кружке.

Каменный столб

Каменный столб

Как же хорошо сидеть здесь возле теплого костерка, наслаждаясь горячим чаем и уже начавшими оранжеветь предвечерними солнечными лучами!

Камень

Камень

Но мы нехотя поднимаемся на ноги и начинаем спуск. Практически скатываемся по крутому склону до первой поляны, тормозя о стволы деревьев. А дальше — вниз, вниз тем же путем, которым пришли.

 

Солнце стремительно заходило, и вид с грунтовки на гору Индюк был теперь особенно хорош.

Закатный Индюк

Закатный Индюк

И, казалось бы, нам бы теперь только выйти к станции и вернуться в Туапсе, но… в жизни всегда есть место подвигу и топографическому кретинизму, причем, второму места перепадает гораздо больше. В общем, это я к чему? К тому, что нам-то тогда казалось, что осталось еще чуть-чуть, а на самом деле это было только началом выматывающего пути по темноте, холоду и неизвестности.

Гора Индюк-Туапсе — путь исступления

Смеркалось быстро, а тропинка под ногами была явно не той, по которой мы шли сюда. Однако возвращаться к давно пройденной развилке не хотелось, хотя, это в тот момент был бы самый разумный ход. Рассудив, что тропинка в любом случае выведет к железной дороге, мы с ослиным упорством продолжили отмерять и отмерять шаги.

А солнце неумолимо заходило

А солнце неумолимо заходило, а потом стемнело, поэтому дальше картинок не будет

А тропа становилась все незаметнее, все чаще ее преграждали поваленные стволы, а за ноги цеплялись колюче-ползучие растения. Но ведь вот же он, спуск, начинается чуть в стороне, за деревьями! А там мелькают какие-то огоньки. Быть может, к черту тропу, что уклоняется от нужного направления все дальше и дальше влево? Быть может, ломануться по целине?

Да, выросшие на равнине мозги в горах начинают подтупливать, убеждаюсь который раз. Огни-то мы видели, но добраться до них не было никакой возможности — в их направлении склон нырял вниз, становясь почти отвесным, а плотность цепучих кустов и колючек на нем была какой-то невероятной.

Смирившись с судьбой, продолжаем путь по тропе, и чем дальше, тем более бесконечной она кажется. Но в какой-то момент мы понимаем, что идем прямо над железной дорогой. От нее нас отделяет всего-ничего, каменная стеночка пару метров высотой.

Темнота накрывает нас, когда мы отмеряем бесчисленные шпалы в направлении уже знакомого железнодорожного моста. Сейчас сложно сказать, где именно мы выбрались к железке, но, судя по всему, крюк составил минимум километра три.

Вот и мост. Где находится станция и ходят ли еще поезда — непонятно. Накатывает пронизывающий холод, давая понять, что ласковое дневное солнышко на горе нас дезинформировало, и, на самом деле, сейчас, все-таки, идет конец ноября. Усталость тоже дает о себе знать. Не особо представляя, что делать дальше, мы преодолеваем несколько сотен метров дороги в направлении Туапсе, приходя к очевидному решению: надо брать языка. Но где ж его здесь возьмешь?

А вот какой-то темный съезд с дороги. Виднеются открытые ворота, а дальше — огонек. Где-то там должны быть люди! Должны! И мы вторгаемся в чьи-то владения.

Находится какой-то дом. Внутри — приветливый яркий электрический свет. Открывает дяденька. Прихожей у дома нет — дверь ведет сразу в комнату, где за столом сидят несколько женщин, что-то уютно рассказывает телевизор, а через дверной проем на улицу волнами вытекает тепло. Мы проходим чуть внутрь, очки у меня тут же запотевают и я временно теряю четкость восприятия.

Дяденька объяснил, что на поезд мы вряд ли успеем, к тому же, имеется вероятность заблудиться, а вот на автобус попасть шансы еще есть. Как же там было тепло и хорошо! Мы бы вечно так стояли. Но, к сожалению, объяснение закончилось, мы поблагодарили хозяев и вышли на холод. Через двор и дальше, мимо каких-то еще домов и построек, дорожка вывела нас к остановке.

Ну, а теперь обычный сценарий: ночь, луна, пронизывающий холод, а мы стоим в каком-то непонятном месте и ждем автобуса, который, возможно, не пойдет.

Температура уже упала, как минимум, до нуля, а у земли явно был минус — лужи покрылись хрустящей ледяной корочкой. И наша одежда была очень далека от того, чтобы обеспечить нам комфорт.

Понимая, что долго так мы не простоим, начинаем голосовать. Но машины одна за другой проезжают мимо, а наше состояние, как физическое, так и моральное, становится все хуже и хуже.

И вот, когда надежды, в общем-то, уже и не осталось, откуда ни возьмись, в сиянии неземного света и под звуки эльфийской музыки, появился автобус-избавитель, и спустя час мы уже брели по Туапсе к нашей гостинице, думая только о двух вещах — о тепле и о чае.
ПродолжениеВ начало

Вам понравилась статья? Будут ещё! Подпишитесь, и они сами прилетят в Вашу почту!

Другие записи по теме:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *