Часть 11, дни 24-25: Австрийская дорога и самый жесткий перевал

Путь на бесконечный подъем к перевалу Бурхат, встреча с пограничниками и разрушенные мосты через р. Кара-Коба. Дорога окончательно превратилась в сюрреалистический квест, завершившийся самым жестким подъемом за весь поход. 

День 24 — 32 км

Собрались рано, т.к. имелись опасения, что с утра в домик может заселиться его грозный хозяин и спросить у нас пропуск.

От домика начался подъем к перевалу.

Начало подъема

Как и все нескончаемые подъемы, был он долог, утомителен и сопровождался видами повышающейся дивности.

Дивные виды

Местность превратилась в план

Местность внизу превратилась в план, на котором была видна ниточка дороги, по которой мы взбирались вчера, еле различимые домики и юрты ферм и озерцо, превратившееся в крохотную лужицу.

Вчерашнее озерцо, вид сверху

И по всему этому медленно плыли тени облаков.

Облака

Не смотря на утреннюю прохладу и не такую уж дикую нагрузку, потели безбожно, сбрасывая через кожу, наверное, по стакану в час.

Я ехал, Андрей шел, поэтому я иногда опережал его на 10 и более минут.

Одинокий Андрей на дороге

Качество дороги гораздо лучше, чем тот ад, с которым мы столкнулись неделю назад на Проходном Белке.

Дорога

Немного придорожной красоты

Перевал проходит через плоскую седловину, ничем особо не примечателен, кроме того, что пока мы отдыхали, из-за одной из вершин начало наползать пугающе-темное грозовое облако. Забегая вперед, скажу, что мы несколько раз наблюдали серые дождевые занавеси на расстоянии, как казалось, вытянутой руки, но сами ни разу под дождь не попали.

Дождь наползает

Да, еще на перевале я видел призрачный, полупрозрачный, но четко оформленный пылевой смерч, он прошел мимо нас по дороге, выглядел сюрреалистично.

А много позже выяснилось, что с перевала Бурхат можно было разглядеть знаменитую гору Белуху. Но, увы…

Спуск с перевала почти так же тяжек, как и подъем, только быстрее. Здесь я порвал очередную спицу на заднем колесе.

Внезапно нас догнал военный КАМАЗ с пограничниками. Проверили документы.

— Пропуска нет. — Проконстатировал пограничник, и КАМАЗ поехал дальше.

В долинке спустились к группе домиков. Пока говорили с дядечкой и парнем, из недр объекта показалась тетечка в розовом халатике и с тетрадью в руке.

Суровые жители пограничного поста

Представилась инспектором пограничной службы и с наших слов записала наши фамилии в свой талмуд. Потребовала расписаться. Ехидно спросила про пропуск.

Собственно, все вышеописанное — это фигня в сравнении с тем, что было дальше.

Неистовая Кара-Коба и разрушенные мосты

Мать-река, река-дорога,
От шиверы до порога…
(Северо-восток)

Под мрачным небом мы ехали по долине.

По долине (ничто не предвещает)

Переправа! Ах, мы уже успели соскучиться по этому явлению.

Переправа была пустяковой, воды — всего-то по оси. Даже почти не сносит.

Переправа

Потом было еще несколько незначительных переправ, а вот потоооом…

Вот небольшой ручей, который можно перейти, не замочив ног. За ним какое-то дикое нагромождение камней и изувеченных древесных стволов. В воздухе изумительный хвойный запах.

Перетаскиваем велы через полосу препятствий.

Еще пустяковый ручеек, еще полоса булыжников…

А вот и ОНО.

Легкие нотки безысходности

Бешеный, неистовый поток шириной под 10 метров несется пеперек нашего маршрута, вздымая буруны и грохоча на порогах.

Застываем в шоке. Любая из десятков пройденных переправ в сравнении с ЭТИМ — купание в детской ванночке.

Андрей берет веревку и пытается, все-таки, пройти. Его хватило на 2 метра. Вернулся.

Спасение

Дальнейшая разведка местности и прогулка к руинам моста чуть ниже по течению показали, что там перебраться возможно, т.к. единственная уцелевшая металлическая секция проходит как раз над стремниной.

Перебираемся туда, развьючиваемся, частично раздеваемся.

Поток на стремнине сносит, захлестывает трусы, рвет из руки велосипед (вторая рука держится за то, что раньше было мостом). Вода холодная, ноги немеют. Полминуты отдыха на островке и дальше — на берег, теперь уже через относительно спокойный рукав.

Бонус за пытливость — каменная валентинка

Очередной уровень сложности пройден, река бушует позади, а нам открыта новая локация.

Переодеваю трусы, надеваю длинные штаны для сугреву ног.

Именно здесь, в процессе перетаскивания вещей, в голове моей играла песня «В глубине материка». Правда в ней река — это дорога, а у нас было совсем наоборот.

р. Кара-Коба, река-дорога

Едем дальше. Это т.н. Австрийская дорога, которая когда-то была построена для переброски пограничных сил.

А вот и новый квест

Полуразрушенный мост через р. Кара-Коба

Перед нами мост… ну, как бы мост. На высоте метра 4 через  разливающийся на все 30 метров бурлящий поток идут две металлических фермы. Одна малость покорежена и ничем не покрыта, по второй, той, что меньше пострадала, прокинуты досочки. Прокинуты ненадежно, шатаются, того гляди вертанется в неподходящий момент, и незадачливый пешеход окажется во власти реки, и шансов у него будет мало.

Полуразрушенный мост через р. Кара-Коба

Да что б я в обычной жизни…

Но это не обычная жизнь, это — квест, где следующая локация открывается только за этим мостом.

Прохожу налегке туда-обратно, для пробы. Беру рюкзак. Иду долго, осторожно переставляя ноги маленькими шажками, чтобы не слететь с опоры из-за вывернувшейся доски. Река беснуется подо мной. Не страшно, голова не кружится (стараюсь не смотреть на бегущую воду, но, поскольку я смотрю на доски, избежать этого никак нельзя). Просто стоит задача — перенести.

Неистовая и прекрасная Кара-Коба

Перенес. Теперь обратно.

С велосипедом оказалось полегче — на него можно опираться, главное — следить, чтобы колесо не съехало с доски.

Очередной квест пройден. Что дальше? Мост из одной жердочки? Веревка над пропастью?

Неожиданно целый мост

Но, ВНЕЗАПНО, следующий мост оказывается целым и даже относительно недавно подлатанным. Чудеса. Может — мираж? Нет, проходим.

Как выглядит безысходность

Сюрприз припасен для нас на следующем мосту…

Его НЕТ! Стальные секции покорежены и загнуты вдоль берега. Чудесно.

Это был мост…

Но вот какая-то заросшая дорожка идет в деревья — обходная.

Дорога нехожена, периодически преграждается упавшими стволами. Некоторое время движемся по ней, и вдруг она забирает резко вверх под совершенно бешеным углом.

Пожалуй, на сегодня хватит приключений. Между дорогой и рекой находится хорошее место для лагеря. Становимся.

Следующий уровень квеста оставим на завтра

К реке есть подход, и, не смотря на то, что в воде я сегодня повозился вдоволь, я иду купаться, на этот раз целиком.

 

Вареная картошка со шпротами и чай, после такого дня — изысканнейший ужин.

И вот четвертый раз подряд я ложусь спать под звук воды…

О еде.

Сегодняшний рацион

Завтрак:

  • котелок овсянки (по 200-250 г);
  • чай с несколькими овсяными печеньями;

Перекус на перевале:

  • овсяные печенья ок. 5 шт.;

Ужин:

  • шпроты (150 г);
  • картошка (250-300 г);
  • пряник (1,5 шт).

Все это при интенсивной физической и температурной нагрузке. Сдается мне, что здесь нет даже 2000 ккал. Как мы еще живы-то? Причем, я не могу сказать, что голоден. Энергия солнца? Или жировые запасы?

День 25 — 2,5 км

Солнечное сухое утро, цветы, хвойный запах. И мухи. Много-много мух. Мелких, бестолковых, бешено снующих по случайным траекториям, садящихся на все. Хорошо, правда, что некусачих. Да и, в принципе, они лучше, чем мошка и гнус.

Утро у реки Кара-Коба

На обед каша с тушенкой (к слову, очень вкусная) и чай без ничего, т.к. последние 3 пряника съедены вчера. А когда мы последний раз были возле магазина, соответствующих покупок сделано не было, т.к. Андрей об этом не подумал, а я, считая, что ему виднее, тоже не подумал.

Кара-Коба

Преодолеваем страшный подъем, что остановил нас вчера, небольшой кусок заросшей дороги, еще один подъем. Оказываемся на открытом месте. Дорога поворачивает под горку, к реке. В противоположную сторону вздымаются заросшие травами склоны небольшого хребта, но хребет нам (пока) не интересен.

Вагончики. Пустые.

Спускаемся к реке. Все очень сильно заросшее, видно, что давненько не хожено.

Минуем пару пустых железных вагончиков, идем в направлении, куда должна бы была вести дорога, если бы ее не поглотила ненасытная зелень.

Все. Тупик. Дороги вдоль реки больше нет — там крутые лесистые склоны.

А вот место, куда дорога раньше шла: брод. Брод через бурную, гремящую на порогах реку шириной метров 30.

Наивная попытка пересечь реку.

Для приличия пробуем зайти в воду: в двух метрах от берега ноги уже невозможно переставлять — сносит. Одно неловкое движение — и ты познаешь бодирафтинг в его самом экстремальном неконтролируемом варианте. О переправе с грузом можно забыть. Вот КАМАЗ или Урал здесь бы проехали…

Проходим вдоль реки обратно, до вагончиков. Никаких вариантов.

А, вообще, варианта 2:

  • возвращаться 2 или 3 дня обратно;
  • искать иные пути.

И иной путь нашелся. Ведь до следующей переправы нам нужно преодолеть всего 4 километра. По берегу хода нет, но можно, теоретически, перевалить хребет, с которого мы съехали, и пройти по нему.

Начало подъема

Мы вернулись чуть назад и начали штурм. Это был первый раз за все время похода, когда нам пришлось прибегнуть к парно-челночному методу. И не просто прибегнуть, а прибегнуть вплотную.

Ишачья тропа — это почти ровное место в сравнении с нашим сегодняшним восхождением.

И проблемы у нас было две: крутизна склона и высоченная, густющая, сочная растительность.

Среди травы

Я не знаю, как описать следующие 5 часов так, чтобы читатель, которому никогда не приходилось преодолевать с груженым велосипедом подъем на 250 метров под углом заметно большим 30 градусов по густо заросшему склону, хотя бы на треть проникся пониманием того, сколь ресурсозатратна эта затея.

Глядя назад…

Сначала пытались ломиться напрямую, потом поняли, что машины не зря ездят серпантинами, и начали прокладывать свой серпантин.

Выглядело это как-то так:

Я, упираясь, тащу велосипед, проминая тропу в траве, местами доходящей мне до плеча. Сзади меня толкает Андрей, т.к. одному сдвинуться почти невозможно.

Горы и мухи, мухи и горы

Протащившись так 50 метров, бросаем вел в траву и спускаемся по новой тропке обратно. Андрей берет свой вел, я толкаю. Толкать проще, никуда не надо смотреть, только на проплывающие под ногами примятые и сломанные стебли. Доталкиваем велосипед Андрея до моего.

Велосипед в траве.

Падаем на землю. Сидим, лениво отмахиваясь от роящихся мух и комаров. Собираемся с силами, глотаем водички. Берем мой вел…

Мухи у нас…

И так много-много раз. Ощущение дня сурка просто переполняет.

Вот они, наши постоянные спутники

А вот и вершина. Есть надежда, что завтрашний путь окажется проще, да и растительность на той стороне, вроде, не такая бурная.

А сейчас — становиться на ночь. И не важно, что времени еще только минуло пять вечера. Если пойти дальше, то придется идти до следующего плоского места, и не факт, что таковое найдется в нужный момент, а не где-то уже по глубокой темноте.

Батарейки в КПК — 19%.

Но, зато, я, наконец-то, сплю не под шум воды. Теперь мою палатку сотрясает ветер (ведь это же самая верхушка хребта).

Вид со стоянки

А еще мне дико хотелось чего-нибудь перекусить, а из еды были только семечки, купленные еще в Средигорном. Вот ими-то я и занимался весь вечер под хлопанье тента на ветру. О, да, раньше я недооценивал значение этого продукта в рационе туриста.

Содержание

Вам понравилась статья? Будут ещё! Подпишитесь, и они сами прилетят в Вашу почту!

Другие записи по теме:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *