Часть 1. Путь Тамбов-Астана-Павлодар

Дорога в Казахстан

65 часов в поезде…

Почти трое суток. За окнами мало меняющийся пейзаж, внутри — беседы с попутчиками, чай, еда, сон, чтение книжек с КПК, снова сон. И так по кругу. Позади Рязань, Самара, Уфа, Челябинск и теперь уже Астана. Поневоле вспоминаешь Пелевина и его «Желтую стрелу» (кстати, именно его я и читаю, только не «Стрелу», а «Снафф»). Я приближаюсь к концу этой бесконечной дороги и, собственно, к началу приключений. Но, для начала, немного о том, как все начиналось, и какие события сопровождали эти ленивые вагонные часы.

Сборы, как обычно, начались в последний момент и, как и положено, заняли весь остаток времени. За 3 часа до поезда я еще менял кассету и цепь в велоклубе, а за полтора — обнаружил, что педали пришкварились к шатунам настолько мертво, что скрутить их нет никакой возможности, а если поднажать сильнее, то можно, вообще, сломать каретку. Так вот. Я еду в самый долгий в жизни поход с неснимающимися педалями.

На вокзале все прошло гладко. Закидываться поезд помогли О. Комиссаров и В. Захаровна. Багажную квитанцию не потребовали.

Начало пути: погрузка в поезд

Начало пути: погрузка в поезд

Попутчиками были три довольно интеллигентного вида мужчины и тетечка возраста ближе к преклонному.

Как поляков милиция забирала

Лишь только мы отъехали от Тамбова, интеллигенты достали пиво.

«Только смотрите: это предпоследний раз!» — Сострил один из них с заметным акцентом.

Ребята оказались представителями фирмы, торгующей нержавейкой. Двое из них — поляки. В Тамбове посещали завод «Комсомолец».

За 6 часов дороги переговорили о  велопоходах, путешествиях, велосипедах (это была моя партия), а в ответ я получил лекцию о нержавейке и ее свойствах и жуткую историю о том, как сын самого русского из попутчиков чуть не умер из-за реакции на прививку.

Интересно Вы живете… — Мечтательно говорит нержавеечный рассказчик. — А мы вот все больше пиво пьем.

Ну, господа, давайте, предпоследний раз! И, вообще, это не пиво, а такой русский квас. — Говорит поляк, кажется, его звали Тадэуш.

Пиво допито, на столе три стакана, в одном из которых остается на 2 пальца.

И тут прямо из-под земли вырастают юные стражи порядка, нюхают содержимое стакана и торжествующе объявляют о только что состоявшемся раскрытии гнусного преступления — распития алкоголя в общественном месте.

Пройдемте с нами.

Поляки и полиция удаляются.

Как ни странно, обошлось без штрафов и взяток. Тадэуш объяснил так:

Я посмотрел на них глазами кошки из Шрека, и они не устояли.

Так у меня с поляками обнаружился общий мем — «взгляд котика из Шрека».

Теперь пили за «неподкупность» и «коррупцию с человеческим лицом».

Рязань

Попутчики прониклись ко мне дружескими чувствами и помогли дотащить весь мой скарб до автостоянки у вокзала Рязань-2.

Трехчасовой гэп между поездами позволял мне собрать вел и доехать до Рязани-1 своим ходом, но, обнаружив, что такси обойдется в 200 рублей, а велосипед как раз входит на заднее сиденье, я схалтурил и доехал не сам. Впрочем, человек, у которого впереди еще сотни и даже тысячи километров, вполне может позволить себе такую слабость.

Рязань-1 — нечто облупленное мрачное, темное. Здесь негде посидеть, какой-то пассажир спит на своих вещах поперек закрытой для прохода лестницы. Объявления по громкой связи настолько непонятны, что об их содержании можно только догадываться по контексту. В общем — все против людей. Кассовый зал — на 2 этаже, находящемся, фактически, на высоте третьего. Обливаясь потоками пота тащусь со всем своим добром по узкой плохо освещенной лестнице.

Обналичиваю электронный билет и останавливаюсь в кассовом зале — здесь есть стулья. Времени — вагон. Жара. Обливаюсь потом и периодически подставляю лицо под карманный вентилятор.

Стоянка поезда — 12 минут. Диктор что-то пробулькивает, из чего я смутно понимаю, что состав сейчас подадут.

Конечно же, подают его на какой-то путь, до которого надо добираться через изнуряющий надземный переход. По закону подлости мой вагон — самый дальний от места, где я стою и, конечно же, перрона там уже нет. Затянуть в тамбур ставший неподъемным вел получается только с помощью проводника.

Ну, вот я и в полупустом вагоне, который будет моим домом в ближайшие 3 дня.

Попутчица — преклонных лет тетечка. Тоже едет в Павлодар.

В туалет иду только затем, чтобы вымыть руки. Жара. 2,5 литра Пепси, выпитые с начала пути, почти полностью вышли через кожу.

Первый день в поезде. Странно, жара вовсе не нестерпимая, как я опасался. Брызгалкой не  пользуюсь, к помощи вентилятора прибегаю, скорее, от нечего делать, чем из необходимости.

Самое интересное событие дня — часовая остановка в Самаре. Такого шикарного вокзала я еще никогда не видел.

г. Самара, вокзал

г. Самара, самый шикарный из виденных мной вокзалов

Поддавшись соблазнам, покупаю Зингер в КФС и помадку «Самарскую» с изображением того самого вокзала на коробке.

Ночью проезжали Уфу. Здешний вокзал тоже впечатляет. В Уфе холодно, дует пронизывающий ветер.

На второй день с удивлением обнаруживаю, что в поезде не просто не жарко, а очень даже комфортно, причем, еще чуть-чуть, и будет уже холодно.

Из долгих стоянок — Челябинск, но на вокзале находится ВиФи, поэтому все время уходит на Интернет.

В Петропавловске подсаживается студент-айтишник Дамир, с которым до поздней ночи ведем беседы. Как обычно: путешествия, работа, поиск места в жизни.

Третий день в поезде: Астана

Утро началось с прибытия в Астану. Стоянка (бред!) 7 часов!

Астана, вокзал

Астана, вокзал

Вышел погулять. В первые же минуты понял, что холодно. Да что там холодно! Зверский дубак! Градусов 8 и сильный ветер. Вот вам и южный город. Но вернуться за дополнительным утеплением поленился, за что все оставшееся время себя ругал и мерз в продуваемой флиске.

Астана

Астана, флаг Казахстана

Астана в хорошую погоду, должно быть, дивно хороша. На улицах появляется народ, возле памятников образуются роллеры, скейтбордеры и всяческие неформалы… Но сейчас город был мрачен и сер. Промозглый ветер живо выдул с улиц всех людей, а те, кому некуда деваться, старались побыстрее преодолеть открытые пространства и спрятаться в магазине, офисе, автобусе, на худой конец — за остановкой.

Астана

Астана

Некоторое время побродил по центру. По пустынному безлюдному центру, где шевелились только фигурки рабочих по благоустройству.

Больше всего порадовал возвышающийся напротив цирка сверкающий золотом казах на уницикле. Справедливости ради, отмечу, что это не уницикл, а ultimate wheel, но не будем усложнять.

Астана: цирк и памятник унициклисту

Астана: цирк и памятник унициклисту

Зашел в открытую экспозицию, посвященную истории и географии Казахстана, но насладиться в полной мере не смог, т.к. холод не дал  мне этого сделать.

После музея, замерзший как цуцик, я пересек мост и сел на первый же автобус до вокзала, на чем моя безрадостная экскурсия по Астане и закончилась.

До Павлодара остается час. Оранжевое солнце садится в степной горизонт, на другой стороне — почти идеальная плоскость. В окончание этого переезда верится с трудом — синдром «Желтой стрелы» уже хорошо во мне укоренился. Но, так или иначе, через полчаса пора начинать собираться.

Встреча состоялась. Сейчас спать. Завтра — 30 мая — сборы и изучение Павлодара. Послезавтра – 31 мая – выход на маршрут.

Павлодар: встреча и сборы

Андрей встретил меня без опозданий. Помог выгрузиться, распаковаться и навьючить велосипед. По ночному Павлодару едем к нему домой. Смотреть не на что, по крайней мере, в темноте: самые обычные темные улицы провинциального города.

Квартира Андрея пуста и неуютна: он готовится к переезду, и отсюда вывезено уже всё, что можно, с тем расчетом, чтобы к моменту выхода на маршрут сдать ключи хозяину и больше никогда сюда не возвращаться. Сплю под спальником.

Весь следующий день проходит в походах по миграционным службам с целью зарегистрировать меня в Казахстане, тем самым дав возможность пребывать на территории страны 3 месяца. Не имея регистрации, я должен бы был пересечь границу до 27 июня, что никак не укладывалось в запланированные сроки похода. Основная проблема здесь была в том, что Андрей зарегистрирован в Астане, соответственно, оформить мне регистрацию он мог бы только там. Другими словами – не мог.

В миграционной службе

В миграционной службе

Особенно порадовал меня в этом всем мероприятии один из работников миграционной службы, который проникся нашими наполеоновскими планами, посожалел, что помочь в данном случае ничем не может, но, зато, рассказал нам подробно о том, как надо себя вести с представителями власти, если, все-таки, они нас поймают за нарушением режима пребывания в Казахстане.

Павлодар: фонтаны напротив администрации

Павлодар: фонтаны напротив администрации

В общем, проблема решена так и не была. Я по этому поводу нервничал, Андрей же весьма самоуверенно сказал, что ничего страшного, мы ее как-нибудь решим по пути. И проблема, действительно, решилась во время нашего пребывания в г. Зыряновске, о чем ниже.

Павлодар: рыбки

Павлодар: рыбки

Помимо решения миграционных вопросов немного смотрим Павлодар и закупаемся продуктами и различными вещами. Процесс кажется бесконечным, и как-то совершенно не верится, что завтра мы должны выехать. Собственно, я начал проникаться тем, что мы наконец-таки выехали, только спустя несколько дней пути.

Чупа-чупс - символ Казахстана

Чупа-чупс — символ Казахстана

Здесь достоин упоминания один эпизод в супермаркете «Гринвич».

Как меня обрили в супермаркете

Прогуливаясь по рядам полок, мы с Андреем вдруг натыкаемся на юную улыбчивую казашку, которая интересуется, бреемся ли мы бритвами фирмы Gilette.

Вот смотрите, как бреет обычная бритва и как бритва Жылет. – говорит она и мажет на специальную изогнутую картонку с логотипом некоторое количество пены для бритья.

И девочка наглядно показывает нам, что станок Жылет счищает пену с картонки гораздо лучше, чем «обычная бритва». Мы пожимаем плечами. Ведь в обычной жизни нам не так часто приходится брить картонки. Собственно, мне не приходилось этого делать вообще никогда.

Слово за слово, и мы приходим к тому, что определить, какая бритва лучше, можно только на живом человеке, в качестве которого идеально подходил я с моей четырехдневной щетиной.

И вот я стою посреди магазина и, намазавшись без воды пеной для бритья, брею одну щеку обычной бритвой, а другую – бритвой Жылет, и картина эта со стороны выглядит совершенно по-идиотски.

Бритье в супермаркете

Бритье в супермаркете

Девочка уже понимает, что сделала что-то не то, но поворачивать назад уже поздно. Вокруг собирается группа продавцов и охранников магазина. Появляется тетечка-администратор или безопасник, которую не устраивает такое положение дел, и, в частности, что Андрей снимает все это на видео (а как же, в магазине, на видео! Не положено!).

Я кое-как добриваюсь, вытираюсь влажными салфетками, возвращаю девочке два станка, теперь лишенных девственности и заляпанных пеной вперемежку с моей сбритой щетиной.

Раскланиваемся, удаляемся. На прощание говорю администратору, чтобы девочку сильно не ругали, т.к. мы оказали на нее психологическое давление, к чему она не была готова.

Уже вечереет, и мы возвращаемся на квартиру. Я сначала хотел побриться, ибо щетина у меня теперь торчала клоками. Но, рассудив, что ближайший месяц бриться я все равно не буду, и все неровности сгладятся сами, ничего делать не стал.

ПродолжениеВ начало

Вам понравилась статья? Будут ещё! Подпишитесь, и они сами прилетят в Вашу почту!

Другие записи по теме:

Часть 1. Путь Тамбов-Астана-Павлодар: Один комментарий

  1. Про жылет очень понравилось, поедем дальше читать, интересно, чем наша узбекская азиатчина отличается от казахской азиатчины 🙂

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *