Часть 3. Утро на Чатыр-Даге, взгляд за край, тисовое ущелье

DSCF6229Начавшись с зябкого утра на Ишачьей тропе и созерцания наползающих на долину облаков, этот день стал одним из самых насыщенных новыми видами и снятыми фотокадрами. Отчет же о нем вылился в фотогалерею с некоторым количеством панорам и видео, разбавленную кусочками текста. Видеоролики привожу без монтажа.

Попов: Смутное ощущение, что делаю что-то совершенно противоестетвенное — едва открыв глаза, пошатываясь переступаю по выцветшему склону, погружаясь все глубже и глубже в холодный предрассветный воздух.

Зябкое утро

Зябкое утро

Долина, как и я, еще спит. Небо, постепенно набирающее силу на востоке, заслоняет серая, малоцветная местность. Впервые оставшись один на один с тишиной, еще не обремененный сегодняшними заботами и уже — вчерашней усталостью долго сижу на краю небольшой балки, проникаясь холодом камня, прозрачным воздухом, далеким неосязаемым горизонтом и близкими игрушечными домиками где-то внизу.

Чатыр-Даг: первые лучи солнца

Чатыр-Даг: первые лучи солнца

Меж тем светает. Горизонт отделяется от неба и неуловимо приходит в движение. В бинокль виден кисель сплошной облачности. Он меняет форму, бугрится, огибает возвышенности и медленно стекает со склонов.

Зрелище затягивает, но вдруг замечаю, что на те самые близкие коробочки домов, с их крошечными двориками, горящими уличными фонарями и улицами наползает тень. Вижу как там сразу становится пасмурно и хмуро, перевожу бинокль чуть дальше — там еще светло и солнечно, отнимаю от глаз — в нашу долину вползают языки облачности.

*Панорама. Поводите по ней мышкой.

Изумительное солнечное утро началось с восхищенных возгласов.

Внизу, там, где вчера были огни Доброго, Заречного и Перевального, расстилалось толстое и пушистое облачное одеяло, а облака, что подальше, вспенились застывшими бурунами.

Мы, конечно, тут же схватились за оптические приборы и долго еще впечатлялись зрелищем низко ползущих облаков, которые, едва ли не цепляли серыми животами столбы и крыши домиков. Но это казалось, на самом деле, если посмотреть поближе, было видно, что облака хоть и низкие, но никак не ниже пары сотен метров.

Облачные буруны

Облачные буруны

Впрочем, к черту метры. Пока мы готовили завтрак и чай, облачный язык все наползал и наползал на долину со стороны Симферополя, а с другой – постепенно истаивал, а к тому времени, как был собран лагерь, от белого одеяла внизу не осталось и следа.

Стоянка на Ишачьей тропе. Утро.

Стоянка на Ишачьей тропе. Утро.

Чатыр-Даг: взгляд за край

Итак, вместо утренней зарядки у нас по плану восхождение на, собственно, плато Чатыр-Даг, к тригопункту.

Тригопункт обнаружился на старом месте в целости и сохранности. А вот и конец Ишачьей тропы. Перед нами возвышается хребет Чатыр-Даг, налево уходит дорога к спелеобазе, роднику и неизведанным местам, направо – к пещерам и машинному выезду с плато.

Хребет Чатыр-Даг

Хребет Чатыр-Даг

Куда дальше? Глобальный ответ на этот вопрос мы откладываем на потом, а пока поворачиваем направо, минуя пещеру «Эмине-Баир-Коба» (Трехглазку), выезжаем к «Эмине-Баир-Хосар» (Мамонтовой), где направляемся прямиком в припещерный буфет и долго наслаждаемся чаем, печеньками и прочими дарами цивилизации.

Эмине-Баир-Хосар, припещерный буфет

Эмине-Баир-Хосар, припещерный буфет

И, все-таки, что же это за такая антенна, что маячит на горе за спелеобазой? Первые два захода на Чатыр-Даг было как-то не до антенны, теперь же мы решили целенаправленно посмотреть на нее вблизи. К тому же, дорога к объекту пролегала мимо источника.

Секретная космическая антенна

Секретная космическая антенна

Итак, вот она: брошенная антенна космической связи, которая когда-то использовалась для посадки Бурана на запасной аэродром. Блестящий металлом из-под облупившейся краски цилиндр на металлической ферме. Рядом ржавый щиток с дверцей. Грустная картина, понятно, что много лет эта конструкция стоит здесь без дела, и вряд ли когда-нибудь оживет. Удивительно только, как ее еще не распилили и не сдали на металл? Думаю, это вопрос времени.

Спелеобаза

Спелеобаза, вид от антенны

Кстати, в сотне метров от этой антенны стоит небольшая вышка какой-то базовой станции. Рабочая. С гудящей будочкой и ведущим от нее куда-то кабелем.

Попов: Иванов, похоже, прокрастинирует. Мы уже полдня как безрезультативно скачем туда-сюда по краю плато, а он не ленится карабкаться в сторону от цели — к антенне бывшей ВЧ. Жду его внизу.

Возвышающийся над бесконечным горизонтом хребет снова притягивает взгляд и мысли — как мы будем до него добираться? Возможно ли взобраться на него с велосипедами? (солнечный день и таки пройденная ишачка внушают нездоровый оптимизм). Ведь, говорят, ходят же туда крестным ходом?

Размышления прерывает нечленораздельный восторженный крик Иванова. Интерес пересиливает — что он мог  найти там эдакого, на плоской, выгоревшей осенней земле? Техноген? Настоящие остатки ВЧ? Спешу к нему.

Лес карабкается на склоны

Лес карабкается на склоны (или стекает с них)

Забираюсь к антенне (вблизи она гораздо менее загадочна и монументальна), делаю пару шагов, к перегибу, и, вместо ожидаемого «ГДЕ-ТО в центре плоской возвышенности» вшагиваю на балкон у края мира. Ошарашенно смотрю в огромный, нереальный простор начинающийся прямо под моими ногами.

От ступни, до самого далекого низа уходит крутой, гладкий каменистый спуск, слева, справа пустота, грудь упирается в ветер и по всей ширине панорамы, где-то внизу, игрушечно четко развернулось огромное, бесконечно пестрое осеннее лоскутное полотно глубокой долины (как потом выяснили — там проходит ялтинское шоссе и протекает Ангара). Долго любуемся разно-желтыми островками растительности в складках рельефа, сбегающими вниз и, почти напротив нас, взбираясь обратно, переходя в такие далекие но ясные скалы.

*Круговая панорама. Можно перетаскивать мышкой.

Но не антенны стали тем, что нас потрясло и заставило надолго вцепиться в фотоаппараты. Ведь они стоят не просто на горочке, а на самом краю плато. От наших ног вниз почти вертикально уходил каменистый обрыв, постепенно переходя во все более пологий склон, покрытый ковром осеннего леса. Неоднородным, где-то коричневым, где-то красным, желтым, оранжевым, с четко очерченными зелеными кляксами хвойных зарослей.

Чатыр-Даг, вид на Демерджи

Чатыр-Даг, вид на Демерджи

Этот изумительный, действительно кажущийся пушистым, ковер с крупными небрежными складками, устилает продолговатую долину, а на другом ее конце карабкается на каменистые склоны Демерджи.

Лесной ковер

Лесной ковер

Где-то там проходит нитка Ялтинской трассы, взбирающаяся на Ангарский перевал и сбегающая с него вниз, к морю, в Алушту. Мир за перевалом уходит в сплошную дымку, в которой, в принципе, можно угадать морской горизонт. А, быть может, его просто дорисовывает воображение.

Лесной ковер на склонах Чатыр-Дага

Лесной ковер на склонах Чатыр-Дага

Мы некоторое время пребывали в состоянии полного восторга, а я все поражался, как, КАК мы могли дважды в этом году пройти всего в нескольких сотнях метров от этих удивительных мест, не увидев их?

Чатыр-Даг, вид на море

Чатыр-Даг, вид на море

Однако от созерцания оторваться, все-таки, пришлось. Мы спустились обратно на плато, миновали спелеобазу по старинной бетонке и поехали, подпрыгивая на многочисленных камнях, в сторону хребта Чатыр-Даг, придерживаясь левого края плато.

По краю плато Чатыр-Даг

По краю плато Чатыр-Даг

Тисовое ущелье

Так мы добрались до следующей остановки на нашем маршруте. Тисовое ущелье. В этом месте степень нашего восхищения дивными видами снова начала зашкаливать, хотя, казалось бы, куда уж больше. Собственно, название объекта практически полностью описывает его суть.

Тисовое ущелье, Чатыр-Даг

Тисовое ущелье, Чатыр-Даг

Ущелье с причудливыми нагромождениями камней, поросших мхами и напоминающих уральский курумник. Всё засыпано толстым ковром шуршащих осенних листьев, а тисовые стволы, увенчанные прозрачными кронами, устремлены в голубое солнечное небо. Поскольку весь лимит красноречия я уже исчерпал, описывая вид с Чатыр-Дага на Демерджи и Ангарский перевал, буду краток, сошлюсь на фото и видео.

Однако, там, где меня покидает красноречие, появляется ДенисАнатолич с его незамыленным востороженным взглядом и восполняет пробелы:

Попов: Наконец чувствуется удаленность от тур. трасс — приходится ехать по скрытым в траве камням, что очень трудно, а идти пешком — раздражающе медленно. И «вдруг» осознание усталости и то, что уже вечереет ставит точку на планах на восхождение и намекает на поиск ночлега. И некое Тисовое ущелье, из карты тоже, получается, не достигнуто.

Край плато

Край плато

А рощицы по краю плато золочены закатном солнцем одна лучше другой. Наконец, решившись и махнув рукой на брошенные на еле заметной тропе велосипеды углубляемся в одну из них на разведку. Внутри жидкая сень деревьев и нет уюта — пологий склон все длится дальше. Пустовато. Шурша нереальным количеством листвы поддаемся направлению, ведь интересно —  где-то рядом проходит бровка плато.

Крученое дерево

Крученое дерево

Процесс затягивает — солнце, голые стволы из кипы листьев, окошки мшистых скал в застывшем шуршащем потоке. Склон становится круче, бугристее. Солнца все меньше, темнеет и веет прохладой. На удачу, взобравшись на очередную стенку, вдруг вижу перед собой обрыв в золотой, нет медной шатер.

DSCF6273

Прямо подо мной, длинные, голые стволы раскинули прозрачные кроны над щедро вызолоченной, пустой ареной. Зрелище необычайное. С новыми силами спускаемся вниз. Все, все в опавших листьях. Земля, камни, поваленные деревья, большое костровище. И все это под переплетением ветвей, стиснутым где-то высоко-высоко, отвесными мрачными скалами. И никого.

Хрустящий поток, набирая обороты, тащит нас вдаль, за изгиб ближайшей стенки, за поваленное дерево, за еле заметную ниточку тропинки. То сжимаясь в замшелое ущелье, под высоким, ветвистым небом, то разливаясь в обширные ясные рощицы, с яркими пятнами полян. В таком ритме, прикрываясь предлогом “где тропинка и нельзя ли тут будет спуститься с велами?” заходим уже неприлично далеко. Бровка не достигнута, пара непроходимых мест найдена, пора назад.

Тисовое ущелье, Чатыр-Даг

Тисовое ущелье, Чатыр-Даг

Путь обратно не менее интересен, все видится с другой стороны, с новыми деталями, и, на удивление, не особо он короче. Уже давно идем понизу, вдоль самой стенки, ищем знакомую поляну. Закрадываются мысли о «возвращаемся, никого нет и все другое», «как найти велосипед в темноте в незнакомом месте», «как согреться листьями» и т.д. Подумав, поднимаемся прямо по стенке. Плато, к счастью, еще освещенное, приносит тревогу — места незнакомые. Логичнее идти назад — больше шансов выбраться на уже известную тропу. Пока идем, от души ворчу, что надо всегда брать с собой фонарь и огонь, даже если отошел пописать. Ведь все — свет, еда, одежда, все на велосипедах. Идем пугающе долго. Возможно вылезли не на тот отрог, что совсем плохо, либо… ура. Нашлись велосипеды. Оказывается мы просто сильно увлеклись дорогой назад под шуршание.

В Тисовом ущелье

В Тисовом ущелье

Мы долго бродили по удивительному месту, даже подумывали, не стоит ли нам попробовать спуститься с плато через это ущелье, когда настанет время возвращаться. Но дорога вниз нас не впечатлила. Трудная даже для пешехода, для велосипедиста с груженым рюкзаком она стала бы настоящим адом. В общем, Тисовое ущелье – не велосипедный вариант.

Стоянка №3: уют и невидимая луна

Выбравшись обратно на плато, мы посмотрели на клонящееся к закату солнце и не стали ставить никаких новых целей на сегодня. День окончен. И ничего, что за все это время мы преодолели на велосипедах каких-то 8 километров и, может быть, километров 5 нарезали пешком. Именно эти неспешные спонтанные радиалки, когда нет конкретной цели и необходимости спешить, доставили нам бездну положительных эмоций.

По большому счету, начиная от Перевального и заканчивая спуском к мраморному карьеру, полезность велосипедов в нашем походе была под большим вопросом.

Ночная разбивка лагеря

Ночная разбивка лагеря

Стоянку нашли здесь же, неподалеку от спуска в Тисовое ущелье в дивной прозрачной рощице. Палатка так мягко встала на подушку из шуршащих листьев, что можно было обойтись и без ковриков.

ДенисАнатолич, замерзший как цуцик, во время нашей прошлой ночевки, кинулся яростно засыпать листьями палатку, чтобы ветер не задувал под тент. Он делал это самозабвенно, бормоча себе под нос невнятные вещи, среди которых постоянно проскакивало слово «уют».

Ночь, опять же, была отмечена долгими посиделками у костра и ослепительной луной, заливавшей поляну голубым сиянием и заставлявшей деревья отбрасывать зловещие четкие тени. Но вы этого не увидите, потому что камера воспринимала всё вокруг как радикально черный цвет, а для ночного фото у нас не было ни штатива, ни желания отходить от чудесного теплого костерка с чаем и сгущенкой, поэтому вот вам видео нашей стоянки ночью, версия для слепых и слабовидящих:

Попов: Наконец первая правильная ночевка — на высоте. В тишине. В темноте (яркая луна быстро зашла, а увиденные в изобилии оспины костровищ не дали развести пионерский костер). В холоде. Откуда-то со склона, из темноты тек воздух. Почти не ощущаемый снаружи, он игнорируя палатку протекал ее насквозь, унося тепло. Снова, делаю странное — вылезаю в холод и свечу вокруг таким жалким, холодным пятнышком света. Держа руки в карманах, дрожа засыпаю ногами юбку палатки опавшими листьями. Еще, еще. Еще пару палок сверху, чтобы не сдуло, теперь с другой стороны, теперь с другой…

Чатыр-Даг: фотогалерея третьего дня

При оформлении статьи наступает такой момент, когда новые картинки втыкать уже просто некуда, но поделиться ими хочется. В таких случаях все их можно свалить в одну кучку и назвать ее «галерея»:

ПродолжениеВ начало

Вам понравилась статья? Будут ещё! Подпишитесь, и они сами прилетят в Вашу почту!

Другие записи по теме:

Часть 3. Утро на Чатыр-Даге, взгляд за край, тисовое ущелье: 2 комментария

  1. СУПЕР! читаючи взахлеб пометки ДинисаАнатолича, изобилующие всяческими литературными приёмами, просматривая мастерски подобранный автором фотоотчет, невольно погрузилась в атмосферу описываемого путешествия… прочитала все 3 части, и нахожусь в восторге… Возьмите меня с собой в отпуск))

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *