Часть 16, дни 37-38: День казахского гостеприимства и въезд в Алматы

Въезжаем в Алматы

Вот мы и вышли на финишную прямую. Приключения позади, а впереди только Алматы и возвращение домой. И я не могу сказать, что этот факт меня не радовал. И все бы могло пройти совсем буднично, если бы ни две очень интересных встречи…

День 37 — 105 км

День казахского гостеприимства

горы
Дорога вдоль БАКа

Дорога по трассе вдоль БАКа все так же прекрасна. Умеренные подъемы и спуски, дивные виды, луговой запах и почти полное отсутствие машин. В то, что этот переход последний, пока не верится, как когда-то, целую вечность назад, не верилось, что поход начинается.

вывеска
Что бы это ни значило…

Муса, арбуз и фруктовый сад

Съехали в село Ашибулак для пополнения запасов воды. Андрей покупал в магазинчике пряники, а я давал привычные объяснения дядечке на крыльце. Дядечка оказался словоохотлив и интеллигентен. В общем, не простой праздно любопытствующий. Он сказал, что мы послы мира и подарил нам из холодильника пол-арбуза, который лежал там для племянницы и к продаже не предназначался.

Ашибулак и адский комбайн
Ашибулак и адский комбайн

Пока говорили,  выяснилось, что Муса сам — крутой энергетик, которого периодически вызывают в командировки за рубеж, а в селе у него есть магазин и сад, который он бы мог нам показать.

Сад Мусы
Сад Мусы

Так мы отъехали за его машиной на пару км и оказались в абрикосовом саду с деревьями, ломящимися под тяжестью плодов.

И мы начали есть. Ели долго, наелись до состояния обжорства (при том, что с утра мы не попили даже чаю). А абрикосы были чудо как хороши.

Бронзовка вонючая
Бронзовка вонючая

Муса с Андреем беседовали о судьбах отечества, я же ел и молчал. Потом Муса пригласил нас на обед через полчаса и уехал, мы уселись в тени у арыка и съели подарочный арбуз.

Уже прилично обожравшись абрикосами и арбузом, подъехали к дому Мусы, где еще долго попивали чай и беседовали (Андрей с Мусой о судьбах).

Выехали на трассу в четвертом или пятом часу. Ветер почти в спину, скорость до 25, ехать одно удовольствие.

Даурен, барашек и пьяное казахское гостеприимство

И тут, километров через 30, случилась встреча, предопределившая исход вечера.

Я уехал далеко вперед от Андрея, и тут меня обгоняет черный лексус с мужиками. Задали стандартные вопросы, остановились, заинтересовались, стали беседовать. Подъехал Андрей. Из мужиков выделился главный — молодой казах Даурен. Слово за слово, и он пригласил нас в гости к себе на конезавод. Отлично! Это близко к Алма-Ате, где уже невозможно найти место для стоянки, а у Даурена, наверняка можно было бы, как минимум, найти местечко под палатку.

Чтобы добраться до указанного места нам пришлось съехать с БАКа и продолжить путь по оживленнейшей трассе, на которую, подобно кусочкам шашлыка на шампур, нанизаны населенные пункты, разделенные расстояниями несколько десятков метров.

В общем, дорога до конезавода заня

По дороге в Алматы
По дороге в Алматы

ла у нас еще около 3 часов, а накат за день перевалил за 100 км. Мы въехали на территорию по аллейке, огороженной белой оградкой с круглыми плафонами фонарей.

И вот с этого момента начался какой-то сюрреалистический пьяный сон.

Завидев нас, Даурен, успевший высосать за прошедшее с нашей встречи время бутылку водки, издал дикий нечленораздельный вопль и потребовал резать барана, встречать героев.

На траве были постелены матрасики, мы сели, накрылись одеялами. Даурен нес какую-то пьяную ересь, постоянно забывая, как нас зовут. В принципе, он образован, учился в заграницах, регулярно говорит слова типа «экспириенс», причем, не для понта, выходят естественно. По характеру — довольно жесткий руководитель, по пьяни делается, вообще, тираном, но подчиненные, похоже, привыкли. Конезавод получил от ныне здравствующего, но отошедшего от дел отца, прикупившего в 90-е годы 33 гектара земли под Алма-Атой за 2000 долларов. Денег — куры не клюют, лошадей — 2000 голов. Есть жена и мелкий сынишка.

Поначалу мы думали, что про барашка — это была так, гипербола, но тут появились мужички со связанным барашком. Не успели мы сказать «может, не надо?», как голова барашка оказалась неестественно запрокинутой, а из перерезанной шеи на землю толчками брызгала кровь. Три собаки улеглись рядком в отдалении и внимательно наблюдали за происходящим, предвкушая, что и им что-то перепадет.

Барашек
Барашек

А барашек был разделан, рядом развели огонь в небольшой печке и поставили на нее казан.

Пока готовилось сырне – блюдо из органов барашка, стемнело, и мы переместились в юрту Даурена, где в ожидании еды смотрели телевизор и упорно поддерживали пьяные разговоры хозяина.

Подали барашка — огромную с горкой тарелку всяких частей. Ели с хлебом. Я иногда пригублял водки, для приличия. К сожалению, съесть максимально возможное количество еды мы не могли, т.к. несколько килограммов абрикосов, пол-арбуза и обед у Мусы еще находились где-то в недрах пищеварительного тракта.

Андрей в юрте
Андрей в юрте

Даурен вскоре окончательно дошел до кондиции и свалился, мы последовали его примеру и разлеглись вокруг стола.

И все бы шло хорошо, если бы среди ночи не явился брат Даурена пьяный просто в стельку. Он долго выяснял, кто мы такие, потом снова выяснял, по 10 раз задавал одни и те же вопросы, еле ворочая языком. В общем, тяготы пьяно-трезвого общения с отходом Даурена ко сну не прекратились. Пьяного брата сначала развлекал Андрей, потом пришлось подключиться мне, но брат, хлебнув остатков водки, наконец-то свалился почти на мою подушку.

Пришлось отползти, на сколько это было возможно, и попытаться заснуть, периодически возвращаясь к мысли о сюре ситуации, где я, нажравшись только что зарезанного барашка, лежу в роскошной юрте с пьяными казахами.

В общем, с впадением брата в пьяный анабиоз этот день можно считать законченным.

День 38 — 30 км

Проснулись около 7. Даурен не спал, но ему после вчерашнего было закономерно плохо. Трезвость мышления к нему вернулась. Мы попрощались, поблагодарили за теплую (даже слишком теплую) встречу и поспешили убраться из гостеприимного места, испытав чувство облегчения.

Покидаем конезавод
Покидаем конезавод

Не смотря на раннее время, движение на трассе было уже напряженным. Мы въезжали в Алма-Ату.

Въезжаем в Алматы
Въезжаем в Алматы

Город огромен, поэтому, к тому моменту, как мы добрались из его нижней части в верхнюю, чтобы встретиться с другом Андрея и квартиросдатчицей, мы успели нарезать 30 км.

Алматы
Алматы

Остаток дня прошел в расслаблении. Сначала Андрей с другом Куатом ушли по делам, оставив меня одного с такими привлекательными вещами, как душ и кровать. Потом вместе пошли к Куату в гости, потом в стейк-бар, где был съеден вкуснейший стейк с пивом и потрачено непозволительно большое количество денег.

На этом день можно считать законченным.

Вот и цивилизация
Вот и цивилизация

Квартира находится на 1 этаже на очень оживленной улице, так что, например, при открытом окне телевизор смотреть можно только на дикой громкости. И даже закрытое пластиковое окно не гарантирует полной тишины. Хорошо, что есть кондиционер.

ПродолжениеСодержание

Вам понравилась статья? Будут ещё! Подпишитесь, и они сами прилетят в Вашу почту!

Автор

ivvva

Я Иванов, известный всем как Ивва Люблю я чай, кефир, а также пиво...

Один комментарий к “Часть 16, дни 37-38: День казахского гостеприимства и въезд в Алматы”

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *