Часть 4: Туапсе, Киселева скала и дельфин

После спелеологического дня в Воронцовской пещере сон был крепок, а пробуждение трудно. Однако расслабляться нельзя: на 12 часов у нас была запланирована морская прогулка. Вообще, морские прогулки, как таковые, не особенно меня привлекают, но посмотреть на Сочи со стороны моря, почему-то хотелось.

Но о морской прогулке было написано выше, так что, не останавливаясь на этой теме, мы сразу перескочим в вечер того дня.

А о морской прогулке написано здесь.

Гостиница «Туапсе»

Сочи мы покинули вечерним поездом и около 21 часа уже выходили с вокзала в Туапсе. Было холодно и хотелось тепла и уюта. В общем-то, ситуация была до боли знакомая: чужой город, неприветливое время года, промозглая ночь, вокруг никого, мы не имеем ни малейшего понятия, куда идти и где в это время искать жилье, а перспектива заночевать на вокзале довольно реальна.

Вдруг откуда-то материализуются таксисты, один из них звонит какой-то тетечке, пускающей на ночлег, но мы решаем сначала проверить гостиницу, что находится в 100 метрах от вокзала. Цена в 1200 рублей за сутки нас вполне устроила, и мы заселились.

Гостиница с оригинальным названием “Туапсе” — типичный советский отель. Всё, как мы привыкли: темновато, слегка обшарпано. Тараканов не видно, но спина чувствует их хищные взгляды.

Что особенно порадовало в гостинице “Туапсе”, так это прогрессивная шкала стоимости пользования электрочайником. А выглядит она примерно так:

  • 1 день — бесплатно
  • 2 день — около 10 рублей
  • 3 день — 25 рублей

В смысле, шкала, конечно, неофициальная. По прейскуранту чайник, действительно, стоит 25 рублей. Понятно, что первый раз тетечка просто не стала париться с оформлением и сунула его мне в руки. Понятно, что в третий раз уже другая тетечка взяла с нас официальную таксу. Но вот что это были за такие 10 рублей во второй день? Остается для нас загадкой.

При этом в холле висит угрожающего вида объявление, что пользование кипятильниками строжайше запрещено. Прямым следствием объявления является правило: не оставляйте кипятильники на виду в номерах отелей, дабы избежать проблем с администрацией. После использования не забывайте прикопать их в личных вещах.

В общем, кипятильник нам очень пригодился.

Ночная прогулка по Туапсе

Ночная прогулка по Туапсе: сколько драматизма в этой скульптуре

Заселившись в гостиницу “Туапсе”, немного отогревшись и отдохнув, мы отправились на небольшую вечернюю прогулку.

Туапсе: Киселева скала

Расстояния:

  • От вокзала до выезда из Туапсе на трассу — 4.25 км
  • От выезда на трассу до поворота к свалке — 2.1 км
  • От поворота до съезда с дороги к скале — 1.3 км
  • От съезда до, собственно, скалы — 1.2 км
  • От скалы до Туапсе по берегу — 3.4 км
  • По Туапсе до вокзала — 2.8 км
  • Всего за прогулку — около 15 км.

Утро выдалось солнечное и самое, что ни на есть, походно-гулятельное. Но началось оно с сеанса топографического кретинизма. От вокзала до выезда из Туапсе неблизко, что-то около четырех километров, в связи с чем идея воспользоваться общественным транспортом показалась нам весьма здравой.

Туапсинский Ленин

Туапсинский Ленин

Сначала я радостно показывал пальцем на знакомые здания, вспоминал, что именно в этой забегаловке мы с ДенисАнатоличем когда-то ели пиццу, дружно сморкаясь и истекая соплями, а вот здесь мы ехали в полной темноте, разыскивая дорогу на вокзал… Но, начиная с того момента как места за окном маршрутки окончательно стали незнакомыми, моя интуиция буквально кричала “Сходите, сходите здесь и сейчас!”

Не послушался я интуицию… Так, пропустив остановку, от которой нам бы следовало начать наш пеший маршрут, мы незаметно оказались в какой-то не той части города.

Туапсе раскинулся в долине, покрывая кубиками домиков и сетью улиц склоны невысоких гор и растекаясь щупальцами спрута по расходящимся в стороны ложбинам. И есть у него небольшое отличие от равнинных городов, лежащих на земле равномерной плоской кляксой: далеко не всегда можно найти прямой путь с одного щупальца на другое, а если и можно, то знают эти пути не все местные, а нам, туристам, о них можно даже и не мечтать.

Так коварная маршрутка завезла нас куда-то в северо-восточную часть города, на улицу Калараша, что удлинило наш путь к выезду из Туапсе примерно на два с половиной километра.

Мины

Соблазнительное предложение на одном из столбов

К слову, наверняка читателю стало интересно, что за такой Калараш? Оказалось, что это летчик Калараш Юрий Леонтьевич, погибший в воздушном бою в районе Лазаревского в 1942 году. Будучи сильно подбитым, он пустил свой истребитель на таран, а сам катапультировался, и имел все шансы остаться в живых, но по досадной случайности ударился о самолет и через два дня скончался в госпитале. Взято отсюда.

Пока вы совершали экскурс в историю, мы дошли до пересечения ул. Калараша с трассой, вдоль которой пошли к выезду из Туапсе. Идти легко и приятно, к тому же, первый километр пути к нашим услугам имеется узенький выложенный плиткой тротуар. Затем от него остается только обочина, а подъем становится все круче и круче. На очередном витке серпантина знакомая лужайка с мемориалом “Туапсе — город воинской славы”.

Тише едешь — дальше будешь?

Да, по этой самой дороге в 2007 году мы с ДенисАнатоличем летели с Агойского перевала в Туапсе, едва вписываясь в повороты и местами разгоняясь до 60 км/ч. Здесь ехали мы с ГАКом в 2009, а, в общей сложности, считая путь и туда, и обратно, я преодолел этот участок дороги на велосипеде 7 раз.

Выезд из Туапсе в сторону Агоя

Выезд из Туапсе в сторону Агоя

Пешком же — ни разу. И, должен заметить, взбираться на серпантины подобной крутизны на своих двоих с легким рюкзачком гораздо приятнее, чем на велосипеде с 20 килограммами поклажи.

Вообще, восприятие одной и той же дороги при перемещении разными способами — штука забавная. Помните, я до этого писал, в какой шок меня повергал проезд на автобусе теми же маршрутами, которые ранее были пройдены на велосипеде?

Так вот, поднимаясь пешком, я вспоминал те давние подъемы на двух колесах. Удивительно, но этот путь сейчас казался мне гораздо короче, чем тогда. В общем-то, мы даже не заметили, как оказались у поворота к городской свалке и, по совместительству, к Киселевой скале.

По дороге к Киселевой скале

По дороге к Киселевой скале

Такие вот причуды восприятия. Впрочем, здесь и без причуд совсем недалеко: расстояние от Туапсе до поворота на свалку, мыс Кадош и Киселеву скалу составляет всего около 2 километров.

После поворота подъем превратился в спуск. Мы быстро преодолели участок пути до свалки и въезд на сей мерзкий объект.

Городская свалка г. Туапсе

О Туапсинской свалке скажу отдельно. Дело в том, что расположена она между Туапсе и Агоем в замечательнейшем месте. Груды мусора живописно покрывают склоны ущелья, а где-то там, в таинственной глубине расположен источник, ручей от которого насыщается ценными минералами и микроэлементами и несет свои целебные воды к морю, выходя в него посреди прекрасного дикого пляжа, что начинается по северную сторону от Киселевой скалы. Над этим рукотворным чудом, порой, роятся бесчисленные стаи чаек и ворон, образуя пугающего вида воронки, наподобие той, что была в Ночном Дозоре. В общем, лучшего места для свалки и не придумать.

Но, как бы там ни обстояло дело с этим местом, оно осталось у нас за спиной, и теперь вокруг была лишь тишина, свежий ветер (к счастью, дувший с моря, а не со свалки) и пустая дорога, окруженная разноцветьем осенних листьев в набирающих силу лучах утреннего солнца.

Указатель на Киселеву скалу

Указатель на Киселеву скалу

Какие-то добрые люди позаботились, чтобы мы не заблудились, и поставили указатель на автокемпинг “Киселева скала”. А, может быть, и не добрые, а просто задолбавшиеся объяснять заблудившимся туристам, что поворот к скале те давно прошли. Ведь там, в глубине лесов, скрывается целый микрорайон — улица Новая, какие-то домики без обозначений, подстанции, в общем, много всяких мест, куда можно попасть, проскочив поворот.

Дерево-динозавро-страус

Дерево-динозавро-страус

Дорога остается позади, теперь мы идем через изумительно прозрачный осенний лес, пронизанный лучами начинающего пригревать солнца, и листья шуршат под ногами. Ох уж эти южные леса осенью! Как же они хороши! Не смотря на появляющиеся в поле зрения кучи мусора, оставленные быдло-кэмперами. Но самих кэмперов нет. Да и, вообще, никого нет — несезон же!

Киселева скала

Между деревьями мелькает морская гладь, а я с изумлением понимаю, что за прошедшие 4 года начал забывать, что здесь и как расположено. Тропинка ныряет немного вниз, а потом взбирается на верхнюю часть Киселевой скалы. Мы выходим на площадку, что на самом краю, присаживаемся у обрыва и с восхищением разглядываем бескрайнее море, дугу пустого галечного пляжа и покрытые водорослями стесанные пласты породы. Сидеть на краю немного боязно — под нами примерно 40 метров.

Вид с Киселевой скалы

Вид с Киселевой скалы

Полный штиль. Настолько полный, что даже неугомонный прибой дремал, лениво, без привычных пенных барашков ворочаясь у прибрежных камней, лишь изредка издавая одиночные всплески.

Тишина. Странная, удивительная для этого места, где всегда слышен шум ветра, прибоя и радостные крики граждан, плещущихся на пляже там, внизу. Какое это, все-таки, замечательное время — межсезонье.

Солнце пригревает и мы долго сидим на краю скалы, перекусывая какими-то плюшками, купленными на улице Калараша.

Дельфин

И вдруг что-то нарушило однородность водной глади в стороне мыса Кадош. А несколько секунд спустя из-под воды показалась и вновь исчезла округлая спина с плавником.

Дельфин!

Вот он снова показался. Еще ближе. Он плыл прямо к нам!

Сердце билось учащенно, и меня наполняло ощущение чуда. Наполняло настолько, что я даже не сразу сообразил, что надо достать фотоаппарат.

Вы, возможно, скептически усмехнетесь, мол, что такого особо чудесного в дельфине, бороздящем прибрежную зону где-то под Туапсе? Формально — ничего. Дельфинам, вообще, свойственно жить в водах Черного моря.

Дельфин на подходе

Дельфин на подходе

Но момент! Полная тишина, зеркально спокойная морская гладь в сорока метрах внизу, нежаркие лучи ноябрьского солнца, полное отсутствие людей и этот одинокий дельфин. Не тот, что срывает овации в дельфинарии, не тот, что появляется рядом с яхтами в открытом море. Здесь он был сам по себе, в своей стихии, и присутствие чужаков, о котором он вряд ли догадывался, никак не влияло на его поведение.

Резвящийся дельфин

Резвящийся дельфин

А дельфин резвился, то уходя в глубину, то выныривая, поднимая тучи брызг, то переворачиваясь на спину и выписывая пенные синусоиды. И в тишине мы прекрасно слышали громкие всплески и шумные выдохи, иногда вырывавшиеся из ноздри на затылке. Выдохи сопровождались хорошо видимыми фонтанчиками водяной пыли, а по звуку напоминали звук, производимый резиновой уточкой, когда из нее с силой выдавливают последние капли воды вместе с воздухом. Только все это громче и ниже.

Дельфин

Дельфин

Какой же он огромный! Гладкая обтекаемая стокилограммовая туша, всем своим беззаботным видом показывая, что жизнь прекрасна и что надо радоваться, прошла прямо под нашими ногами. В нескольких метрах от тех самых сточенных водой скальных пластов, которые в свое время я излазил вдоль и поперек. Через ту самую акваторию, где 4 года назад мы совершили сотни заныров, исследуя каждый сантиметр дна, где я часами болтался с маской, разглядывая из-под воды, как образуются волны. Осознание этих фактов заставляло зашкаливать уровень моего восторга, и без того максимальный.

Дельфин в брызгах

Дельфин в брызгах

Дельфин показал нам на прощание свое белое пузико и, все также резвясь, унесся в сторону Агоя.

Мы проводили его взглядом, и еще долго сидели под впечатлением, обмениваясь восторженными нечленораздельностями. На самом деле, одно это зрелище (конечно, вкупе с обстановкой и атмосферой) уже стоило того, чтобы приехать сюда. И никакой дельфинарий с ним не сравнится, даром, что там программа гораздо длиннее и насыщеннее.

Дельфин и рыбки

Похоже, что он движется в сторону скопления рыбок, или что это там за пятнышки по курсу?

Забавно, что, начав снимать на видео, я посадил батарейки в фотоаппарате, однако позже, вынув их и вставив обратно, я обнаружил, что заряд почти полный. К счастью, фотоаппарат Юли находился в боевой готовности, чему мы и обязаны приведенными фотокадрами.

Дорога в Туапсе по берегу и ноябрьское купание

Вдоволь насидевшись на Киселевой скале, мы нехотя покинули удивительное место. Где-то внутри все еще жила надежда на еще одну встречу с дельфином.

На этот раз нам не пришлось спускаться на пляж по скальным уступам — лестница была на месте.

Налюбовавшись на Киселеву скалу сбоку и, разумеется, посидев примерно на том месте, где Миронов хотел огреть Никулина камнем по голове в “Бриллиантовой руке”, не спеша идем по гальке в сторону Туапсе.

Киселева скала

Киселева скала

Пляж заканчивается, начинаются скалы с вдающимися в море естественными волноломами. Вскоре Киселева скала скрывается из вида, и мы оказываемся на узкой полосе гальки между морем и вздымающимися вверх скальными обрывами, переходящими выше в лесистые склоны. Как и до этого, нас не покидает чувство, что мы одни на всем этом берегу. И ощущению этому очень способствует вогнутость береговой линии, из-за чего обзор в обе стороны сильно ограничен, и кажется, что в мире нет ничего, кроме этой полоски галечного пляжа, солнца и совершенно спокойного моря.

Как тот Миронов...

Как тот Миронов…

Это ощущение держится недолго, мы вскоре минуем очередной изгиб берега и видим впереди машину и рыбаков. Это пирс, а к нему, видимо, подходит одно из ответвлений той дороги, по которой мы шли от свалки. Пирс старый, покрытый скользкими зелеными лужами. Очень скользкими. Немного покатавшись по нему и слегка замочив ноги, продолжаем путь по камням.

Море таки заманило нас на купание

Море таки заманило нас на купание

Море кажется каким-то изумительно приветливым и по-ноябрьски теплым, поэтому мы не удерживаемся от соблазна и идем купаться. То есть, от соблазна не удерживаюсь я, а Юля нехотя следует моему примеру. Так или иначе, но мы долго плещемся в море, а потом сидим на вынесенном на берег огромном бревне, обсыхая и совершая очередной перекус. После купания, все-таки, начинает чувствоваться, что на дворе месяц ноябрь (не май!), а появившийся ветерок вдруг оказывается ощутимо прохладным.

Подарок из моря

Подарок из моря

Мы проходим еще немного вперед, и из-за мыса Кадош начинают появляться корабли, краны и постройки Туапсинского порта. Техногенные звуки становятся все явственнее. От скалы до города оказалось гораздо ближе, чем я думал (расстояние по карте — 3.4 км).

Туапсе на горизонте

Туапсе на горизонте

Вот городской пляж. Здесь даже есть некоторое количество людей, и некоторые из них даже в пригодном для купания виде, правда, пока мы шли мимо, никто не заходил в воду глубже, чем по колено.

Река Паук

Река Паук

Путь по берегу окончен. Дальше тянется промзона, состоящая из судоремонтного завода, всяческих терминалов, погрузочных площадок, в общем, мест, куда простым смертным вход закрыт. К тому же дорогу нам преграждает река с чудеснейшим названием Паук, на набережную которой мы и сворачиваем.

Павлов и его... кошка

Встретился нам Павлов и его… кошка

Допрос языка, пешеходный мост, пара поворотов, и мы оказываемся у ворот судоремонтного завода, от которых путь к центру уже понятен.

До темноты остается пара часов, которые мы тратим на бессистемную прогулку по центральной части города.

Башня Росморпорта - визитная карточка Туапсе

Башня Росморпорта — визитная карточка Туапсе

Ложимся рано — на завтра запланирован поход на гору Индюк, что вот уж много лет вызывала у меня живой интерес.
ПродолжениеВ начало

Вам понравилась статья? Будут ещё! Подпишитесь, и они сами прилетят в Вашу почту!

Другие записи по теме:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *