Лыжная сталкер-покатушка Строитель-Котовское вдхр.

И Ленин... такой молодой!Вот мы и подошли к концу лыжного сезона. 10 марта — солнце припекает уже совсем по-летнему, в городе не осталось уже никаких намеков на снег, а лыжник с лыжами даже не вызывает недоумения: никто просто не думает, что он едет кататься. Просто человек куда-то везет лыжи. А целью моей на этот раз будет Котовское водохранилище, ведь без его посещения тему юго-восточного направления нельзя считать раскрытой. Конечно, Солдатский мост, где я был несколькими днями ранее — это почти оно и есть, но нельзя считать себя побывавшем на водохранилище, не оставив своих следов на акватории.

Итак, Котовское водохранилище. К слову, если кто решит меня поправить и скажет, что оно, на самом деле, Тамбовское, то можете не утруждаться, я в курсе. Но называть его Тамбовским у меня язык, почему-то не поворачивается. К тому же в Тамбове уже есть Тамбовское море, этого вполне достаточно. Конечно, это “море” по площади примерно в 20 раз меньше того “водохранилища”. Поэтому многие люди также употребляют топоним “Котовское море”.

Ну да ладно, как его ни называй, а географическое положение от этого не меняется.

Есть более актуальные вопросы, например, как ехать?

Вариант через Трегуляй не рассматриваю, т.к. именно этим путем ездил несколько дней назад на Солдатский мост. Вариант по Котовской железной дороге тоже малоинтересен, т.к., во-первых, я так уже ездил, во-вторых, совершенно не факт, что на железке сейчас сохранился снег.

А вот заезд со стороны Бокино — это что-то новое. Ну, и в пользу этого направления также играет тот факт, что автобус №23 в Строитель ходит каждые 15 минут практически от моего порога, поэтому, даже если окажется, что снега в тех местах уже катастрофически нет, я просто сяду на другой автобус и вернусь домой.

Краткая выжимка

Но ближе к делу. Вот карта:

По клику откроется на Яндекс.картахНачало пути, точка 1 — Строитель, остановка “Третий пятачок”. Отсюда путь вдоль трассы по посадкам, затем вдоль железной дороги (частично между рельсов, частично по насыпи). Снега достаточно.

После поворота на Котовск чуть далее, чем до пересечения трассой р. Цны, на лыжих по полям.

Далее (голубая линия до Котовска) путь частично пешком, частично на лыжах с пересечением поселка Северного и обширной промзоны, включающей бывший завод ЖБИ, какой-то действующий заводик, карьер, свалку металлолома, границу порохового завода, какие-то территории неведомого ООО “Омега”. Эту часть пути лыжной покатушкой назвать сложно.

Маленький красненький отрезок пройден по железной дороге на лыжах и закончился прямо возле главного въезда на пороховой завод. Отсюда и до автовокзала прохожу город пешком по ул. Советской.

После автовокзала поворот на восток вдоль границы порохового завода, застревание в промзоне между этим заводом и заводом нетканых материалов, преодоление в пешем порядке поселка Южного и выезд в лес.

Длинная красная линия через акваторию — лыжный путь от поселка Южного вдоль кладбища до водохранилища с привалом и разведением костра недалеко от плотины.

Голубая линия от водохранилища до Котовска — лыжно-пеше-беговой путь, пройденный в великой спешке в надежде сесть на последний автобус.

Серая линия Котовск-Трегуляй — путь на такси.

Трегуляй-Перикса-Тамбов (точка 19) — заключительная часть пути, пройдена на лыжах в хорошем темпе.

Общая протяженность маршрута (без такси и автобуса) — около 34 км. Из них:

  • на лыжах — 24 км
  • пешком — 10 км

Продолжительность покатушки — около 10 ч.

По клику на картинку можно посмотреть маршрут в деталях на Яндекс.картах.

Начало пути: Строитель и Бокино

В 13:50 вышел на остановке “Третий пятачок”. Солнце припекает, снега не видно, и первая мысль — уже привычное “Я — идиот!”.

Это неловкое чувство...

Это неловкое чувство…

Но эта мысль меня давно уже не пугает, поэтому немного отхожу от остановки, и буквально через 50 метров оказываюсь в посадках, в которых снега — хоть Лыжню России проводи.

Все не так уж плохо

Все не так уж плохо

Посадки через некоторое время становятся плохо проходимыми, но, зато, прекрасный снег лежит между путями и на железнодорожной насыпи, так что, уже через полчаса я выхожу с к перекрестку, откуда берет начало Южная окружная дорога.

...проложу свою собственную ветку ЖД...

…проложу свою собственную ветку ЖД…

По шпалам, опять по шпалам

По шпалам, опять по шпалам

По полям мчусь как ветер, глядя на маячащие далеко впереди трубы и цеха Котовской ТЭЦ. Надо же! Ведь там, прямо под этими трубами, я не так давно блуждал! Даже не верится.

Котовская ТЭЦ

Котовская ТЭЦ

Снег заканчивается ближе к мосту.

Мост через Цну

Мост через Цну

Перехожу Цну, взглянув под новым углом на Бокинскую церковь.

Бокинская церковь

Бокинская церковь

Здесь всё раскатано, но лыжник-маньяк найдет, где проехать. И я еду. До поры, до времени. Ненадолго останавливаюсь пофоткать себя и вербочки.

Как типично

Как типично

Куда уж без макро!

Куда уж без макро!

Миную дачи, Котовские очистные сооружения, мостик через какую-то замусоренную речку и оказываюсь на покрытых жирной черной грязью улицах поселка Северного. К сожалению, его никак не объехать, поэтому, смирившись со своей участью, пробираюсь краем дороги.

Счастливого пути!

Счастливого пути!

За поселком Северным возвышаются какие-то непонятные насыпи. Взбираясь на одну из них встречаю собачий череп, говорящий мне всем своим видом “Счастливого пути!”.

На насыпи, как ни странно, снег. В спину слышу обличающий детский голос “Щас на лыжах уже не катаются!”. Смеюсь про себя: “Спасибо, юный друг, ты открыл мне глаза! Не катаются? Ну тебе виднее.” Встаю на лыжи и с ветерком уношусь прочь. Насыпь, видимо, ограничивает неиспользуемые площади очистных сооружений. Вскоре нам делается не по пути, я спешиваюсь и углубляюсь в гаражи.

Дорога сначала ведет, вроде бы, в тупик, но в тупике оказывается узкий проходик и замусоренная тропинка, ведущая… в зону.

Сталкер с лыжами

Впереди возвышаются непонятные капитальные столбы, уходящие вереницей к подслеповатой бетонной коробке. Что это? Бывший или недостроенный транспортер? Эстакада? Железная дорога?

Карнакский храм?

Карнакский храм?

Заинтригованный иду дальше. Внутри ворочается чувство “я-нарушитель”, но логика подсказывает, что судя по количеству мусора и хоженых тропинок, место это совершенно проходное, и ничего я не нарушаю.

Котовский завод ЖБИ

Котовский завод ЖБИ

Поднимаюсь по ощетинившемуся арматурными прутьями полуразрушенному пандусу на второй этаж кирпичной коробки, осматриваю местность оттуда: знатные здесь царят разруха и запустение!

Спускаюсь, вхожу в громадные ворота цеха. Объемы и степень разрухи поражают. КАК! Как можно было привести помещение в такое состояние? Воистину, быдло — это страшная сила. Без участия человека этот цех простоял бы как новенький еще сотню-другую лет.

Котовский завод ЖБИ

Котовский завод ЖБИ

Слышится капель, через дырки в крыше падают хорошо видимые в дымке солнечные лучи, шаги отдаются гулким эхом. Никого.

Котовский завод ЖБИ

Котовский завод ЖБИ

В огромных окнах выбит каждый второй стеклоблок. Стены уродуют бездумные граферские каракули.

В противоположной части цеха вода с крыши льется сплошным потоком. Бетонная пристройка частично развалена. Не перестаю удивляться: КАК? Это ведь специально надо было делать, причем приложить приличные усилия!

В цеху котовского завода ЖБИ

В цеху котовского завода ЖБИ

Находясь под впечатлением выхожу из цеха. На верхние этажи не лезу, все-таки, это лыжная, а не сталкерская покатушка. Хотя, на этот счет уже есть сомнения.

Возле домиков стоят машины: часть площадей бывшего завода разобрали мелкие конторы. Спрашиваю дяденьку в грузовике, что это за место и не побьют ли меня за то, что я здесь шляюсь. Дяденька отвечает, что это завод ЖБИ, и никому тут до меня нет никакого дела, если я явно не буду что-то вытаскивать.

Ну и отлично. Еще немного любуюсь на разруху и иду в направлении выхода, указанном мне водителем.

По пути встречаю вот эту штуку.

Секретная продолговатая фигня

Секретная продолговатая фигня

Что за фигня? Непонятно. Надписи на желтых стрелочках: «АВТО» и «АВИА».

Внезапно оказываюсь на знакомом до боли перекрестке при въезде в Котовск.

Всем знакомый перекресток

Всем знакомый перекресток

Надо же, я проезжал здесь десятки раз на машине, мотоцикле, велосипеде. И ни разу в жизни не был пешком.

И это шанс разрешить загадку, которая мучила меня вот уж много лет. Что же это за такая железка проходит сверху по мосту? Раньше я всегда думал, что это та самая ветка, что пересекает Трегуляй, но, как оказалось, это не она. А на карте здесь вообще нет железной дороги!

А рельсы-то где?

А рельсы-то где?

Ура! Лыжи — это шанс. Их гораздо проще тащить на плече, чем велосипед и не надо оставлять непонятно где, как мотоцикл. С замиранием сердца карабкаюсь на насыпь.

Удивление.

Железной дороги-то здесь, действительно, нет! То есть, какие-то следы ее угадываются, но, видимо, давным давно рельсы и шпалы повыковыривали и сдали куда следует. Такая вот разгадка. Котовская дорога проходит просто под мостом. Под мостом, который никуда, ниоткуда, а просто так.

Дальнейшее направление предопределено. Не шагать же мне по улице Советской, когда можно идти по насыпи, на которую я уже взобрался?

Гаражи и что-то, похожее на карьер

Гаражи и что-то, похожее на карьер

Насыпь идет над крышами гаражей, за которыми возвышается непонятный холм. Предположительно, карьер по добыче чего-то.

Бывшая железка приводит к другой промзоне. Здесь, видимо, была разгрузочная площадка, ездили краны.

Промзона

Промзона

Прохожу шлагбаум. Домик, возле него — новая машина. Лают собаки. Очевидно, сторожка. Но сторож, похоже, не в настроении разбираться, кто здесь шляется, поэтому я спокойно прохожу мимо.

Справа — что-то действующее. Новенькие крашенные резервуары, свежие груды щебня, колючка… Короче, лучше туда не ходить.

Промзона

Промзона

А вот слева, опять же, возвышается очередное титаническое надгробье советской промышленности.

Иду на лыжах по шпалам. Несколько напрягает огромное количество собачьих следов вокруг. Передо мной свалка металлолома. Действующая. Рядом стоят новенький то ли кран, то ли экскаватор и грузовик.

Свалка металлолома

Свалка металлолома

Здесь, наверное, есть что пофоткать, но лай собачек как-то отбивает у меня фотографические порывы, я беру палки в руки и довольно резво уношусь по рельсам прочь от сомнительного места.

И я по шпалам, опять по шпалам...

И я по шпалам, опять по шпалам…

Здесь натыкаюсь на еще одно предупреждение и, заодно, пожелание счастливого пути:

Тем, кого не убедил череп: СЧАСТЛИВОГО ПУТИ!

Тем, кого не убедил череп: СЧАСТЛИВОГО ПУТИ!

Солдат с автоматом, прогуливающийся вдоль периметра порохового завода, смотрит на меня и протирает глаза, в надежде прогнать глюк. Но глюк не прогоняется, часовой отворачивается и продолжает свой обход.

Мы за зеленую энергетику!

Мы за зеленую энергетику!

Вдоль железки идет паропровод, он в нескольких местах пробит и как в фильме или компьютерной игрушке оттуда с шипением вырываются потоки пара. Вот она, экономия природных ресурсов! Мы за зеленую энергетику!

Железная дорога внезапно заканчивается тупиком, я спешиваюсь, прохожу чуть вперед и с удивлением обнаруживаю себя возле парадного въезда на пороховой завод. Там, где стоит любовно покрашенный Ленин, а ближе к дороге — пушка. Ах, этот серебристый Ленин на фоне здания заводоуправления выглядит просто великолепно!

И Ленин... такой молодой!

И Ленин… такой молодой!

Далее следуют два пеших километра по улице Советской, ничем интересным не ознаменовавшиеся.

По пути захожу на автовокзал, чтобы узнать, что последний автобус нужно ловить в районе 9 вечера. Вспомнив, что не взял с собой железную кружку, на всякий случай покупаю еще одну в Фикс-прайсе (лишней никогда не будет, а вот случись у меня нехватка кипятка, и что я без нее буду делать?).

За автовокзалом сворачиваю к гаражам и еду вдоль южной границы порохового завода. Устроившись на какой-то лежанке меж двух рядов колючки в тишине и уединении дремлет солдат. Хотел сфоткать, но решил не нервировать (вдруг он, все-таки, бдит?)

Дальше начинаются заросли, а я миную гаражи и оказываюсь на территории места, обозначенного на Викимэпии как “Завод нетканых материалов” (ЗНМ). Да, да, это тот самый завод, к которому я когда-то подъехал ночью с противоположной стороны. Теперь мне представился шанс проверить, насколько же это место проходимо при свете дня.

Периметр порохового завода

Периметр порохового завода

Между ЗНМ и пороховым заводом, в принципе, есть щель. Она перегорожена сгнившей колючкой, и по ней можно пробраться. Однако я не стал этого делать, потому что:

  • уж если здесь запалят, то вопросов точно не избежать
  • неизвестно, как этот проход перегорожен с другого конца, может, там непроходимая свежая колючка?

ЗНМ запомнился мне чудовищной, феерической грязью. Столько грязи мои лыжные ботинки не видели за все время их службы.

На стенах красуются грозные плакаты, говорящие, что “фото- и видеосъемка запрещены”. Уж чего тут фоткать, прям даже и не знаю, всё такое интересное… Я поспешно прячу камеру за пазуху. Внутри цехов что-то гремит, слышны голоса. Завод, как ни странно, работает.

Этот нелегальный кадр...

Этот нелегальный кадр…

В конце концов мой грязный путь приводит к въезду на территорию завода. Здесь стоит домик охраны и киоск с ништяками. Пока заглядываю в киоск, чтобы убедиться, что там никого нет, из домика появляется заспанный охранник.

Я спрашиваю у него, как мне выбраться отсюда и куда повернуть дальше, он объясняет. Смотрит странно, но вопросов не задает: он запрограммирован только не впускать, на счет “не выпускать”, видимо, инструкций нет. Хотя, конечно, вряд ли типичен случай, что с территории завода в середине буднего дня выходят чуваки в шапке с помпоном и лыжами на плече.

Так ковалось феррари!

Так ковалось феррари! В поселке Южном в этом знают толк.

Немного на лыжах и снова пешком, на этот раз через поселок Южный. Узнаю место, где в тот раз меня подобрал добрый водитель, подбросивший до остановки.

Кладбище домашних любимцев

На выходе из поселка в сторону водохранилища случается конфуз. Лыжные ботинки скользят по замерзшей грязи, и я самым, что ни на есть, дурацким образом, шлепаюсь боком в лужу. Холодная вода моментально растекается по дырявым ботинкам и частично по штанам. Итог: оба ботинка и одна штанина насквозь мокрые.

В отжиме носков главное - не забывать о красоте!

В отжиме носков главное — не забывать о красоте!

Разозленный, но больше обиженный тем, что кроме меня самого злиться мне, в общем-то, не на кого, присаживаюсь на край какой-то заснеженной ямы и пытаюсь отжать носки. Но местный мальчик, у которого я пытаюсь их отжать, оказывается проворнее (это Котовск, детка!), поэтому я-таки пытаюсь выжать свои. Особого эффекта это не дает. В принципе, у меня в рюкзаке есть запасная пара сухих носков, но сейчас я не хочу их надевать. Оставляю до кульминационного момента, когда я смогу отогреть ноги у костра и подсушить ботинки.

Кладбище домашних любимцев

Кладбище домашних любимцев

Еду через лес. Ой, что это? Первое, что привлекает мое внимание — небольшая загородочка и табличка с каллиграфической надписью “Найда”. Батюшки святы! Да этож кладбище домашних любимцев! Меня окружают могилы Дружков, Бобиков, Мурок и Барсиков. Призрак Стивена Кинга гадко хихикает, глядя мне в спину из-за костлявой, словно скелет, сосны.

Кладбище г. Котовска

Кладбище г. Котовска

По другой стороне дороги тянется бескрайний частокол крестов и оградок человеческого кладбища. Они красиво отсвечивают в лучах заходящего солнца. Ах, что может быть прекраснее: зима, кладбище, закат…

Дом Тамары

Дом Тамары

У кладбища, оказывается, есть смотритель — Тамара. Тамары на месте не было, но это меня не очень расстроило.

Так, все. Чую, не надо продолжать. Сейчас измерил по Яндекс.картам длину кладбища, получилось ровно 666 метров.

Кстати, удивительно, что так мало. Когда я ехал вдоль дороги, кладбище реально казалось мне бесконечным. Пока не измерил, честно думал, что километра 2.

Котовское водохранилище: простор и скорость

От кладбища до Котовского водохранилища всего лишь 1.2 км. Сердце замирает: вот она, моя цель!

А проехаться, проехаться-то по нему получится? Лед-то еще прочный?

Котовское водохранилище

Котовское водохранилище

Подъезжаю к берегу. Около него лед влажный, где-то залитый сверху водой, короче, не внушающий доверия. А вот дальше… А чего я, собственно, думаю — вон же рыбаки. А раз рыбаки с их ящиками здесь прошли, то я на лыжах и подавно пройду.

Я преодолеваю прибрежный участок сомнительного льда и под звуки фанфар несусь в центр Котовского моря, набирая скорость. Вот она, свобода! В лицо бьет ветер, в ушах стучит кровь, изо рта с присвистом вырываются и уносятся назад клубы пара. Позабыты усталость и мокрые ноги. Каждый толчок палок, каждая перестановка ног бросают меня на несколько метров вперед. По ощущениям еду быстро, но картинка впереди не меняется — далекий берег как был, так и остается тонкой полоской.

Выдыхаюсь, останавливаюсь. Хм. Это далекий берег не приблизился, а вот тот, от которого я отъехал, оказывается, уже как-то далеко.

— Эй, мужик! — Кричат мне рыбаки. — Ты не сгоняешь вон к тому хрену? Скажи ему, что мы собираемся, а до него дозвониться не можем!

“Тот хрен” сидит где-то в полу-километре. Ну, а мне что? Лось я иль не лось? Я поворачиваю под 90 градусов и несусь с посланием к далекому рыбаку.

Что теперь? Некоторое время еду в направлении дальнего берега. Он медленно приближается, но я смотрю на часы и понимаю, что если я до него доеду, то мои шансы сесть на автобус при этом делаются равными нулю, поэтому я поворачиваю к плотине.

Котовское водохранилище: плотина

Плотина. А Вы увидели здесь 6 буддийских монахов?

Мокрые ноги к этому моменту уже коченеют от разгуливающего над акваторией ветра, и я прихожу к состоянию одержимости идеей костра. Костер нужен мне как воздух! Срочно!

Мой самый быстрый костер

И в этот раз я побил все рекорды по части добычи огня. Бойскауты нервно курят в сторонке.

Выбравшись на берег со стороны плотины, я швырнул лыжи и рюкзак на снег и бегом кинулся собирать дрова, ломать, расчищать снег, складывать. Добавляю бумагу, кусок стеарина, зажигание… Ура! За считанные минуты костерок разгорелся жарким пламенем. Я подставил теплу руки и ноги, а ботинки и штаны начали обильно парИть.

Костер. Тепло. Уют.

Костер. Тепло. Уют.

Теперь — чай с шоколадкой, чтобы к тактильным наслаждениям добавить еще и гастрономических.

К сожалению, долго рассиживаться я не могу, т.к. идиотская мысль об автобусе все еще не выходит у меня из головы, хотя, мысли я чуть потрезвее, похоронил бы ее еще при выезде на берег.

Ночное Котовское двоеборье

Ноги отогреты и просушены. Надеваю сухие носки, засыпаю снегом костер и трогаюсь в путь. Сначала еду на лыжах вдоль дороги. Потом лес вдоль нее становится труднопроходимым, я выезжаю на обочину и какой-то участок пути несусь по ней, как ветер, пока вдруг, не уследив не вылетаю на лыжах туда, где снег внезапно кончился. Предвижу, что ДенисАнатолич, кому принадлежат эти лыжи, схватился за голову, прочитав предыдущее предложение.

Поняв, что лыжи — не вариант, спешиваюсь, взваливаю инвентарь на плечо и бегу. Бежать тяжело и неудобно. Мой костюм, так хорошо зарекомендовавший себя при езде на лыжах, оказался совершенно не приспособлен для бега. От тряски куртка, повязанная вокруг пояса, постоянно спадала, нижние штаны, не закрепленные подтяжками, стремились к максимальному оголению моих филейных частей, а останавливаться, все завязывать и заправлять не было времени — на счету была каждая секунда. Фонарик прыгал на голове, норовя слететь, а очки потели от обильно источаемого мной пара. В общем, полный набор неудобств.

И в таком режиме я преодолел более 5 км — до Котовского автовокзала.

А автобус-то ушел...

А автобус-то ушел…

А на автовокзале меня ждало разочарование. Последний автобус, разумеется, ушел (что не удивительно, учитывая, что я опоздал минут на 20). Спрашиваю таксиста, сколько стоит до Тамбова. 400 рублей. Что-то жаба пока не дает мне расстаться с такой суммой, поэтому я жду еще полчаса. На всякий случай. Но автобуса нет.

Бюджетно-спортивное возвращение

Ну, что ж. Все было бы гораздо хуже, если бы у меня не было с собой денег. И тут мне в голову приходит гениальный способ сэкономить.

— А за сколько довезете до Трегуляя? — Спрашиваю я таксиста, который все также стоит рядом.

Сходимся на 200 рублях. Ну, это уже терпимо. Плюсы:

  • экономия
  • приятная дорога через Трегуляй и по реке, дополнительные 40 минут удовольствия и физической нагрузки.

И мы едем.

Прошу водителя высадить меня возле моста, там, где от Котовской дороги отходит грунтовка к карьеру.

Картина, должно быть, странная. Март. Морозная ночь. Темная трасса с несущимися фурами. Никакого жилья в пределах видимости. И тут на обочину съезжает машина, высаживает лыжника и уезжает. Лыжник взваливает на плечо лыжи с палками, включает налобный фонарик и исчезает где-то в лесу.

Ну, собственно, Трегуляевский мост можно рассматривать уже как конец пути.

Чувствуя, что это последняя покатушка сезона, поднажал я знатно, преодолев путь до Чугунного моста за 12 минут, и за 25 минут долетев от Чугунного моста до Тезикова.

 

Вам понравилась статья? Будут ещё! Подпишитесь, и они сами прилетят в Вашу почту!

Другие записи по теме:

Лыжная сталкер-покатушка Строитель-Котовское вдхр.: 3 комментария

  1. Ох ты ж блин, сколько интриги. А на самом деле все просто. По мосту шла жд ветка на завод ЖБИ. Перестал работать завод, перестала быть нужной ветка. В ЖБИ действительно лезли все, кому не лень, и не столько, как вы говорите, «быдло», сколько с целью что-то утащить — 90-е годы, денег нет, а жить надо. А потом туда стали ходить тусоваться наркоманы, ваши, тамбовские. Потому специально большую часть завода и разобрали, чтобы не так комфортно им было. Сейчас туда и в самом деле уже почти никто не ходит.

    • Ну вот что-то сильно сомневаюсь, что наркоманам из Тамбова было не влом тащиться на завод ЖБИ. А то в Тамбове дестроя мало, чтоб там потусоваться )

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *